Н.С.Карпов, Братислава, 1946 г

 

полковник  КАРПОВ Николай Сергеевич

                Обеспечение ВЧ связи в Украине в начальный период войны .

В правительственной связи с 1937 года. В 1939 году принимал непосредственное участие в создании Львовского, Тернопольского, Станиславского (Ивано-Франковского), Луцкого, Дрогобычского и Черновицкого подразделений правительственной связи. Первый начальник Львовского отделения ВЧ-связи и района ВЧ-связи в Западной Украине. Во время войны возглавлял подразделение ВЧ-связи Юго-Западного фронта (июль-сентябрь 1941г.), отделы правительственной связи Брянского, 2-го Украинского, Забайкальского фронтов. Почетный гражданин г. Братиславы. В 1959 – 1968 годах был начальником Львовского отдела правительственной связи КГБ при СМ УССР. После увольнения в запас проживал во Львове. Умер в августе 2003 года на 93-м году жизни.

                                                                                           Из фронтового блокнота

 

Трудный и тяжелый путь прошли подразделения правительственной связи во время войны. Анализируя все этапы нашего пути, сравнивая с той техникой, которая состояла на вооружении, нелегко сейчас представить себе, что это становление и перевооружение прошло в небольшой исторический период.

В 1937 году я был оформлен для работы на ВЧ в Оперативный отдел Управления НКВД по Воронежской области. До этого я работал начальником смены широковещательного передающего центра РВ-25, где все шумело и гремело. Поэтому объем работы на новой службе показался крайне малыми я сразу же попросил начальника Оперативного отдела Сычева Г.И. чтобы меня обратно отправили на мою прежнюю работу. «Нет» — сказал он – отсюда уже так просто не уходят».

Значение этой связи придавалось исключительно серьезное,  количества аппаратов было крайне ограничено, и никто не знал, даже из сотрудников НКВД, о существовании этой связи. Когда начальник Управления НКВД Дукельский выходил из кабинета, то телефонный аппарат ВЧ он запирал в письменный стол. Так было и у других абонентов.

В сентябре 1939 года мне пришлось выехать в командировку в г. Киев в связи с событиями в Западной Украине. Я был направлен для обслуживания оперативной группы НКВД и командования войсковых соединений.  Это было первым заданием для нашего отдела по обеспечению правительственной связью в полевых условиях. Границу мы перешли в районе Корца и в Ровно была организована ВЧ-станция, которая имела связь с Киевом через Новоград-Волынский и Житомир. Обслуживали эту станцию А.А.Гриб, С.Н.Кособоков, М.Красин, А.Сатаров и я. Оборудована она была аппаратурой ВЧТ в сторону Киева и польской, очень громоздкой аппаратурой высотой 3,20 м., очень тяжелой по весу, со спектром «0» канала, которая работала в сторону Львова.

Некоторые наши группы с полевыми ВЧ-станциями продвигались со стороны Волочиска на Тернополь, Львов. Возглавлял всю работу по обеспечению правительственной связью подразделений Юго-Западного фронта Ю.М.Захаров из Киева. Хотя мы впервые выполняли задания по обеспечению абонентов в полевых условиях, личный состав всех групп работал исключительно слаженно, четко, технически грамотно.

В октябре 1939 года была закончена операция по освобождению Западной Украины. После съезда, который проходил в здании Львовского оперного театра, где нами был установлен первый телефонный аппарат ВЧ-связи, началась организация областей, а в связи с этим и организация стационарной сети ВЧ-связи.

Структура была такой. Во Львове при 2-м Спецотделе была введена должность начальника района ВЧ-связи Западной Украины, которую предложено было занять мне. В район входили ВЧ-станции Львова, Тернополя, Станислава, Ровно, Луцка и Дрогобыча, которые организационно входили в состав 2-х Спецотделов областных Управлений НКВД. Сами ВЧ-станции обслуживались старшим техником, тремя техниками и телефонистками. Долго решался вопрос об административной должности начальника ВЧ-станции. Старший техник был чисто техническим исполнителем и административных вопросов не решал. На совещании в Москве в 1940-м году у Лапшина было принято решение начальника ВЧ-станции называть оперуполномоченным, которому было дано право решать вопросы в части обеспечения конспирации ВЧ-связи на телефонных станциях Наркомата связи, и оперативных вопросов. Он имел на связи нескольких информаторов среди сотрудников Наркомата связи, имевших отношение к каналам и цепям, использовавшимся в интересах ВЧ-связи. А во Львове вместо начальника районной ВЧ-связи была введена должность начальника отделения. Такая структура существовала вплоть до начала Великой Отечественной войны.

В августе 1940 года советские войска были сосредоточены в районе г. Коломыя, где находился и штаб армии. Мы, имея уже некоторый опыт работы в полевых условиях, силами львовского отделения обеспечили ВЧ-связь для штаба группы в Коломые и подготовили необходимые средства связи для развертывания их в армейских подразделениях. Но наши войска быстро перешли румынскую границу и вступили в г. Черновцы.

В Черновцах мы сразу же организовали полевую ВЧ-станцию с выходом на Львов. Затем эта станция была переоборудована в стационарную. С появлением черновицкой ВЧ-станции во львовский узел ВЧ-связи стало входить шесть ВЧ-станций. За исключением Ровно и Тернополя они самостоятельных выходов на Киев не имели, получая их через Львов.

К концу 1940 года мы приступили к оборудованию ВЧ-станций стационарного типа со стационарными источниками питания, самостоятельными соединительными кабелями с междугородными телефонными станциями. Абонентская система строилась по кабелям городских АТС. Для конспирации абонентских линий мы придумывали много вариантов, поэтому типового забора пар не было. В ночь с 21 на 22 июня 1941 года личный состав львовского отделения выполнял работы по переоборудованию ВЧ-станции в здании Управления НКВД. Вместе со мной были П.В.Сучков, Б.Забидейко, С.Закопайло, К.Саталов.

Примерно в 2 часа ночи, как никогда, поднялась нагрузка на коммутаторе, стали поступать тревожные звонки из Станислава, Дрогобыча и других городов. Из Перемышля поступило донесение о том, что после большого шума двигавшихся машин, танков, тягачей с немецкой стороны по нашим пограничным районам был открыт артиллерийский огонь. В это же время в Тернополе появились абоненты: командующий Киевским военным округом генерал М.П.Кирпонос, начальник штаба генерал В.И.Тупиков, член военного совета Н.С.Хрущев, начальник особого отдела Селивановский, начальник оперативного управления Баграмян. После тишины львовская ВЧ-станция приняла такую небывалую нагрузку, что на коммутаторе один человек не мог справиться, пришлось посадить второго техника в помощь ему. Начались непрерывные звонки на командующего 6-й армией, командующего пограничным округом генерала Хоменко, обком партии, УНКВД, Киев, Москву и другие направления.

Командующий Юго-Западным фронтом М.П.Кирпонос

Командующий Киевским военным округом генерал М.П.Кирпонос

На рассвете немцы начали бомбить львовский аэродром, почтамт, где находилась МТС, город. Одна бомба упала во дворе почтамта, перед входом в полуподвал, где был оборудован ЛАЗ, и не взорвалась. Между станцией ВЧ и городской телефонной станцией после бомбежки была нарушена связь, МТС не отвечала. Оказалось, что сотрудники МТС бросили свои рабочие места и разбежались, кто в подвал, а кто домой. В городе после бомбежки было тихо, он как вымер, по улицам ходили только военные, проходили колонны техники, танков было очень мало.

Конечно, мы были перепуганы создавшимся положением. Я доложил начальнику Спецотдела П.Копылову, что принял решение отправить всех женщин в тыл. Мужчины: Сучков, Забидейко, Закопайло, Саталов и я, остались обслуживать ВЧ-станцию. Абоненты выехали на запасные пункты управления за городом, а мы остались во Львове.

Несмотря на налеты вражеской авиации, работа отделения вошла в нормальный ритм, мы как-то потеряли чувство страха. На второй день войны активизировались боевые группы ОУН, на улицах началась стрельба. Была повреждена воздушная линия на Тернополь, в районе парка. Мы выехали устранять повреждение, но два пулемета с костела не давали возможности устранить повреждение. Только с помощью танка, который прислал начальник погранвойск, удалось подавить огневые точки и восстановить связь. Бои принимали все более ожесточенный характер. В некоторых районах Львова еще до прихода немцев завязались уличные бои. На 3-й или 4-й день войны сражение с участием большого количества танков с обеих сторон развернулось в районе между Львовом и Луцком.

Нашему отделению руководство НКВД СССР поставило задачу обеспечить ВЧ-связь Юго-Западному фронту после оставления Львова. Ответственным за организацию связи был назначен я. Но я не только не представлял, что это за ответственность, но и не знал, как эту связь предстоит осуществлять, какими силами и средствами. Не представляли этого и высшие инстанции. Про имущество НЗ мы не имели представления, его нигде не было. Я знал только, что после сдачи Львова необходимо ехать в Тернополь и обслуживать  местную ВЧ-станцию.

На пятый день войны немцы далеко обошли Львов. Начальник Управления НКВД капитан госбезопасности Михайлов сообщил, что Управление подлежит эвакуации. Заместитель Наркома Серов приказал начальнику пограничного округа выделить нам для охраны два взвода пограничников с пулеметами, на двух военных грузовиках. Воспользовавшись военным положением, мы сумели мобилизовать еще две гражданских машины с водителями – поляками Кинересом и Данеком, одна была рефрижератор, другая – полуторка ГАЗ-АА. Эти поляки дошли с нами до Воронежа, а потом вступили в Войско Польское. Мы покинули Львов, забрав с собой аппаратуру НВЧТ, шифрующие приставки к аппаратам СТ-35, С-308. Остальную аппаратуру разбили, закоротили источники питания, подожгли техническую документацию и выехали в Тернополь. Но штаб Юго-Западного фронта был уже в Житомире.

Оборона Киева, 1941 г

Оборона Киева , 1941г.

Не задерживаясь, через Винницу мы выехали в Житомир, но штаба фронта там уже не было. В Киеве получили указание ехать в Бровары, где и находился штаб фронта. На окраине Броваров мы организовали ВЧ-станцию из аппаратуры, которую привезли из Львова. Часть техники прислали из Киева, а коммутатор Р-20 дал начальник связи фронта генерал Добыкин. На протяжении всей войны коммутаторы были наиболее слабым местом ВЧ-связи. Позывной нашей ВЧ-станции был «Пурга».

С первых дней нашей деятельности появилось очень много затруднений. Никто не хотел нас брать на продовольственное, вещевое, финансовое обеспечение из-за отсутствия аттестатов. Абоненты не имели представления о правилах и требованиях, которые предъявлялись к правительственной связи. Не зная специфики работы, командование фронтом считало, что мы должны выполнять все их указания о включении абонентов, и что мы подчиняемся начальнику связи фронта. Командующий фронтом Кирпонос был очень удивлен, когда я не выполнил его приказ – включить в коммутатор ВЧ-станции командующего артиллерией, начальника тыла и целого ряда других абонентов. Он был крайне возмущен, что какой-то младший лейтенант госбезопасности не выполняет его указания, и сильно ругал за это начальника связи фронта Добыкина. И когда мне пришлось объяснить в личной беседе наши права, обязанности и требования к абонентам ВЧ-связи, предъявляемые НКВД, он, получив разъяснения из Генштаба, стал относиться к нам очень хорошо. Это были первые шаги по организации правительственной ВЧ-связи на Юго-Западном фронте.

Военный совет Юго-Западного фронта, 1941 г. М.А.Бурмистренко, М.П.Кирпонос, А.И.Кириченко, Е.П.Рыков

Военный совет Юго-западного фронта.

Кроме связи штаба фронта со Ставкой ВГК мы начали организовывать связи со штабами армий. Так постепенно наладилась связь с 21-й, 5-й, 37-й и 26-й армиями.

В Броварах личный состав львовского отделения пополнился за счет специалистов из Киева и западных областей Украины. К отделению присоединился В.Вакиш из Дрогобыча. Армии обслуживали наши техники стационарных ВЧ-станций, и при отступлении с этих городов командующие армиями с большим желанием забирали с собою специалистов ВЧ-связи вместе с аппаратурой, в основном СМТ-34 и ВЧТ.

Личный состав проявлял изобретательность, инициативу. Постепенно создавалась фронтовая ВЧ-связь. Например, в Чернигове появились подразделения 21-й армии, которая дислоцировалась в Гомеле и входила в состав Западного фронта. Начальник ВЧ-станции армии Мазо подключился к ВЧ-станции в Чернигове, и с ним была налажена качественная связь.

В Броварах мы стояли до сентября 1941 года. В конце августа штаб фронта готовил новый командный пункт в Прилуках, где мы подготовили второе положение фронтовой ВЧ-станции. В начале сентября штаб фронта переместился в Прилуки, и мы, по указанию начальника оперативного управления фронта полковника  Баграмяна, закрыли ВЧ-станцию в Броварах.

Сентябрьские дни 1941 года были для нас, да и для всех сотрудников ВЧ-подразделений Украины, наиболее тяжелыми за весь период войны. Немцы мощным ударом 1-й танковой и 17-й армий в районе Кременчуга создали угрозу окружению фронта. Фашисты вышли в район г. Лубны, где размещалась наша переприемная станция. Ее обслуживали специалисты из Ровно М.Красин и Л.Старов. Город начали бомбить, а возле моста перед въездом в Лубны появились немецкие танки. С Красиным и Старовым мы встретились только в Миргороде.

В сложившейся ситуации командующий фронтом Кирпонос приказал мне срочно выехать ночью в Миргород и готовить ВЧ-станцию для нового положения КП фронта. В Прилуках старшим остался Вакиш. Приблизительно 14-15 сентября немцы окружили наши 21-ю, 5-ю, 37-ю и 27-ю армии. Невзирая на тяжелое положение и потери, технический персонал продолжал обслуживать станции ВЧ фронта и армий. Вместе с армейскими связистами удавалось поддерживать связь со Ставкой ВГК и некоторыми армиями.

Я с Сучковым и приданными нам пограничниками через районы, где уже были немцы, пробирались в Миргород, чтобы выполнить приказ командующего фронтом об организации связи. В Миргороде на наш вопрос в комендатуре города, где будет размещаться штаб фронта, возбужденно ответили, что на окраинах Миргорода уже немцы, поступил приказ взорвать все, что возможно и отступать вместе с гарнизоном. Бои шли на окраине города. Мы выехали из Миргорода в направлении Ахтырки. Колонна была большая, и немцы постоянно ее бомбили. Были созданы специальные группы для отражения воздушных атак. Как только появлялась возможность, колонна передвигалась к следующему рубежу.

В Ахтырке мы узнали, что там формируется штаб фронта, в состав которого из командования Юго-Западного фронта вошли только генерал-майор Баграмян и начальник особого отдела Селивановский. Случайно встретили помощника Хрущева Гапочку, который нам очень обрадовался, а больше мы ему. Сразу же в помещении вулканизационной мастерской была развернута ВЧ-станция, и через воздушные линии железнодорожников установлена связь с харьковской ВЧ-станцией. До Ахтырки мы не знали действительного положения на фронте. Только там стало известно, что Киев был окружен, а впоследствии сдан немцам, что Прилуки тоже в окружении, штаб фронта разгромлен с воздуха и наземными частями немцев.

О судьбе своих товарищей мы узнали только в Воронеже, куда приходили из окружения наши командиры и солдаты. Мы узнали о судьбе сотрудников киевского отделения, которые вместе с бойцами НКВД участвовали в атаках против немцев. В боях погибли Воропай, Христюк, Валентина Солодкая. Об этих днях много рассказывал Ю.Захаров, который руководил киевским отделением и сам вышел из окружения под Воронежем только к февралю 1942 года. В окружении в Прилуках погибли Забидейко, Закопайло и многие другие. Вакиш и Мильграмм вышли из окружения на Воронеж.

Немцы подходили к Харькову. Мы получили приказ выехать в Валуйки, где должен был находиться штаб Юго-Западного фронта. Оттуда выехали в Воронеж, куда переместился штаб фронта. В Валуйках остался Мазо со своими техниками обслуживать штаб 21-й армии и опергруппу фронта.

4 октября 1941 года Государственный комитет обороны утвердил положение об уполномоченных по правительственной связи, предоставил им широкие права и потребовал большой ответственности за обеспечение четкой и оперативной правительственной связи Ставки ВГК с фронтами. У меня сохранилось такое удостоверение уполномоченного. А в начале 1942 года при фронтах были созданы отделы правительственной связи.

В Воронеже, по поручению руководства 12-го Спецотдела НКВД, мне пришлось принимать участие в формировании отделов правительственной связи для Северо-Кавказского, Южного, Юго-Западного и Брянского фронтов. На Брянском фронте я остался начальником отдела правительственной связи, который дислоцировался в г. Елец. Затем в начале 1942 года мне пришлось руководить двумя отделами – Брянского фронта в Ельце и Юго-Западного в Воронеже.

В конце 1941 года Государственный Комитет Обороны принял решение об организации линейно-фронтовых участков и выделении рот для обслуживания этих участков. Линейно-фронтовые роты подчинялись непосредственно начальнику отдела правительственной связи фронта. В районе Воронежа были следующие участки: Воронеж – Елец, начальник участка В.П.Вакиш; Воронеж – Мичуринск, начальник участка Н.И.Сомов; Воронеж – Россошь, начальник участка П.В.Сучков. В 1942 году уже были сформированы первые отдельные батальоны правительственной связи. Вместо начальников участков в отделах были введены должности заместителей начальников отделов правительственной связи по линейной службе. Так было положено начало организации частей правительственной связи.

Я, конечно, изложил не подробно, много моментов стерлось из памяти, да и времени прошло много. Характеризовать достижения конкретных сотрудников тоже сложно. Весь личный состав работал исключительно согласовано, трусов среди нас не было. В феврале 1942 года большая группа наших работников была награждена орденами и медалями, а до конца войны не осталось ни одного не награжденного сотрудника правительственной связи.

Львов, январь 1968г. На докладе у нач. отдела Карпова Н.С

На докладе у нач. отдела Карпова Н.С, Львов , 1968г.

Сотрудники отдела ПС Забайкальского фронта с воспитанниками у здания штаба Квантунской армии в г. Чанчунь, Китай, 1945 г. 3-й слева - Карпов Н.С

Сотрудники отдела ПС Забайкальского фронта, третий слева Карпов Н.С. Китай, 1945г.

Записано в 1967 году.

Воспоминания впервые опубликованы в газете МО Украины «Народна Армія» 28.11.2002 года.

К публикации материал подготовил полковник Граб С.А.

 

Понравилась статья, напишите комментарий и расскажите друзьям

Friend me: