Валерий ЛукьяновПолковник в отставке Лукьянов В.В.

Экзамен на боевую готовность.

События 26-летней давности хочется напомнить их участникам, которые уже носят солидные воинские звания и даже учёные степени, но прожить их снова будет очень интересно, так как они были осмыслены в наше не простое время для России, и её войск правительственной связи. Вернее для тех остатков войск, которые с удивлением будут воспринимать мою информацию. И соответственно поставят вопрос автору статьи, а неужели такое было в 80-е годы прошлого столетия? Да, дорогие друзья, всё так и было, серьёзно и интересно. Это могут подтвердить десятки офицеров и прапорщиков, которые принимали в этих событиях самое непосредственное участие. Прежде чем написать эту статью, пришлось опросить многих участников событий, даже тех, кто не очень удачно в них выступили.

Речь в моей статье пойдёт об инспекторской проверке 53-го оппс КГБ СССР в апреле 1987 года. Прежде чем приступить к событиям самой инспекторской проверки, хочется кратко описать обстановку в войсках и в стране в целом . В СССР мужественно боролись с пьянством и алкоголизмом. Войска ПС развивались и получали новую технику связи. Новая техника накапливалась на базах «НЗ» и предназначалась, прежде всего, для комплектации частей в особый период. Рядом с полком мы отвоевали у города Фрунзе участок земли 250 метров в длину и 60 метров в ширину под расширение базы «НЗ». Территорию оградили бетонным забором высотой 2.5 метра. Данная территория примыкала к забору части с восточной стороны. На снимке из космоса нашей территории это хорошо видно. От двух до пяти караулов ежемесячно выезжало на заводы для получения новой техники связи. Территория нашей бывшей базы «НЗ» была сплошь заставлена техникой связи. Дремать командованию полка и всему личному составу было некогда.

В конце 1985 года в секретную часть в/ч 64479 прибыл приказ Председателя КГБ СССР, а к нему штат№295,где было предписано к 1 апреля 1986 года на базе отдельного тропосферного батальона войск правительственной связи (в/ч 64479) сформировать 53 отдельный полк правительственной связи КГБ СССР, в который должен войти отдельный радиорелейный батальон ПС (в/ч 63527), узел правительственной связи из 33 полка (Алма-Ата), усиленный СКС «Кристаллом», радиостанцией большой мощности Р-135, и типовые подразделения обслуживания и обеспечения. В конце Приказа было предписано — о формировании полка доложить к 1 апреля 1986 года.

После новогоднего праздника, а именно 3 января 1986 года на плацу нашего гарнизона в 9.00 были построены две отдельные части ПС (в/ч 64479 и в/ч 63527) и прикомандированный из 33 полка, из Алма-Аты- полевой УПС . Прибывший из Алма-Аты начальник ВПС в САВО полковник О.Опросичев довёл Приказ КГБ СССР о формировании на базе в/ч 64479 нового 53 оппс КГБ СССР. Также было доведено командование полка в следующем составе: ВРИО командира полка назначен — командир в/ч 64479 подполковник-инженер В. В.Лукьянов; ВРИО начальника политического отдела полка назначен бывший замполит в/ч 64479- майор В.Карасёв; начальником штаба полка назначен бывший командир в/ч 63527 -подполковник В.А.Краснов; начальником тыла полка назначен подполковник Н.А.Никитенко; заместителем командира полка по вооружению назначен бывший зампотех в/ч 63527 -майор П.В.Янковский.

Командирами основных подразделений назначены: командиром первого (тропосферного) батальона полка — подполковник В.А.Коваленко; командиром второго (радиорелейного) батальона полка — майор А.Н.Камчаров и начальником фронтового УПС — майор В.И Соколов. Начальником войск ПС в САВО были определены сроки завершения всех мероприятий по формированию полка — до 1 апреля 1986 года.

Началась плановая и продуманная работа по формированию воинских коллективов и их адаптации в новых условиях полка. Шла постепенная притирка командования полка, управлений батальонов и коллектива полевого УПС. Требовалось тщательно продумать все мероприятия по расстановке кадров и созданию хороших рабочих взаимоотношений уже в масштабе полка. Это коснулось всех без исключения военнослужащих, от командира полка, до последнего солдата базы «НЗ». В части появился штатный духовой оркестр, а музыкантов пока не было. Сначала нашли руководителя оркестра, а он уже подобрал нужных музыкантов из Фрунзенского гарнизона. С окружного склада получили необходимые инструменты. Начались репетиции. Об оркестре я расскажу позднее.

Из Алма-Аты прибыла радиостанция большой мощности Р-135 с экипажем во главе с майором В.И.Дятловским. Из промышленности получили одномашинный СКС «Кристалл», который возглавил капитан В.В.Устименко. Узел дополучил из «НЗ» аппаратные Д-40;Д-15;Д-01;Д-20;П-256 и ПЭС типа Э-351Б. Радиорелейный батальон стал на треть тропосферным. Его первая радиорелейная рота (Р-404м) стала тропосферной группой и получила с «НЗ» шесть ТРС типа Р-410-5.5.Третья рота релейного батальона должна была перевооружиться на ТРС типа Р-412А. Это всё накладывало серьёзные проблемы по изучению новой техники и быстрейшему вводу её в строй действующих подразделений, способных организовывать реальную связь в установленные сроки. Хочется с огромной теплотой вспомнить те времена, когда офицеры и прапорщики всех подразделений, не считаясь со временем, взялись за освоение новых образцов техники связи. Особое внимание мы обратили на реальное развёртывание сложных образцов АМУ тропосферных станций Р-410-5.5,где можно было наломать дров и получить серьёзные поломки и травмы. Опытные начальники станций (капитаны Е.Ермилов, В.П.Шахворостов, В. Федерякин, С.В.Шапран и др.) научили бывших релейщиков грамотно и без нарушений техники безопасности разворачивать эти громоздкие, и сложные АМУ типа «Сосна». Работать на станции, работать с гидравликой, с фидерами, с растяжками и т.д. и т.п. Да и сама аппаратура этих станций тоже была рассчитана на подготовленных и грамотных офицеров. Надо было срочно организовывать переподготовку водителей на вождение автомобилей с прицепами, так как в тропосферных подразделениях машин без прицепов практически нет. Есть Уаз-469 начальника ГТС и 3-4 строевые машины Зил-131 под имущество связи и тыла тропосферной группы. Проще говоря, большому числу водителей надо было получать через ГАИ Киргизии группу эксплуатации автомобиля — «Е». А для этого надо было их каждый день учить езде с прицепом. Набиралось таких порядка 80-90 человек. Самым серьёзным образом была организована до подготовка водителей. Здесь автослужба полка отлично поработала и постоянно требовала освобождать от всех нарядов инструкторов учебного вождения, тщательно готовила и проводила маршевую подготовку подразделений, в строгом соответствии с требованиями автослужбы в/ч 32152.Ни каких послаблений не допускалось.

Начались плановые тренировки средств прямой связи (Р-440 и Р-135),которые на всех учениях и проверках считались очень важными и определяли общую оценку полевому УПС, да и всей части в целом. Со второй половины 1986 года наши средства прямой связи были включены в график тренировок в/ч 32152.Ежемесячно Р-135 или Р-440 с мобильной частью узла поднимались Москвой по тревоге и обеспечивали реальную ПС Фрунзе-Москва. Эти специалисты не имели права не выполнить задачу в установленные сроки. Конечно, это был хороший задел на предстоящую инспекторскую проверку. В конце 1986 года нам стало известно, что в 1987 году планируется инспекторская проверка войск ПС Средне — Азиатского региона. В приказе по инспектированию ВПС КГБ СССР говорилось, в одном из разделов, что вновь сформированные части подлежат инспекторской проверке не ранее чем через 2 года после формирования. Читать приказы мы научились, но выполнять свои же приказы начальники высокого ранга явно не хотели. По этому, надежды «отскочить» от инспекции 1987 года у нас конечно были, но мы их сразу выбросили из головы и прежде всего из головы командования полка. Всеми возможными средствами, мы настраивали весь коллектив полка на предстоящую инспекторскую проверку, а уж потом война покажет кто прав, а кто виноват. Самым серьёзным образом штаб полка во главе с подполковником В.А.Красновым занялся вопросами мобилизационной подготовки и всеми необходимыми мероприятиями, с военными комиссариатами города Фрунзе, и организациями, которые поставляли нам машины в особый период. Мы чётко представляли, что низкая оценка моб. готовности автоматически тянула общую оценку к «неудовлетворительно» и на этом проверка сразу заканчивалась с соответствующими организационными выводами. Допустить этого мы не могли ни в коем случае. Откладывать на потом эти вопросы было просто преступно. Наше общее моб.задание резко возросло и работы хватало всем офицерам полка. Продолжалось совершенствование пунктов приёма личного состава и техники, и всех необходимых документов для их работы в полевых условиях. На базе «НЗ» имущество ППЛС и ППТ стояло загруженным на автопоезда, также было загружено и имущество первого рейса для экипировки личного состава резерва. ППЛС и ППТ были готовы работать в любом районе зимой и летом, ночью и днём, в дождь и в снег. В основном районе сосредоточения, с целью ускорения развёртывания ППЛС и ППТ, были забетонированы колья для установки палаток этих элементов. В каждой палатке предусматривалось электрическое освещение и резервные керосиновые лампы, все палатки имели типовые намёты и утеплители, печки «буржуйки», бачки с питьевой водой, необходимые стеллажи и мебель для нормальной работы персонала этих пунктов. Каждая комплексная тренировка полка, в районе сосредоточения обязательно предусматривала развёртывание ППЛС и ППТ с последующей тренировкой персонала этих пунктов. Конечно главной задачей для большинства офицеров по моб. подготовке была — отработка документов на их новых должностях, при введении боевой готовности «военная опасность». Это большая и кропотливая работа, которую не все любят и хотят делать. Огромную работу и помощь офицерам оказывал СПНШ по моб.работе майор Г.Н.Батяйкин, который мог работать столько, сколько необходимо нашим офицерам полка. Он лично отпечатал множество документов и следил за полнотой и качеством отрабатываемых документов исполнителями, и сразу докладывал НШ полка или мне о задолжностях некоторых офицеров. Приходилось принимать различные меры воздействия, но документы должны быть отработаны в полном объёме. Конечно, о качестве отработанных документов можно поспорить с любым проверяющим, но если нет документа, то спорить не о чем, и жди большие неприятности.

Что хочется отметить особенно, из событий 1986 года и начала 1987года, это настрой всего коллектива на выполнение любых задач по организации связи на имеющихся средствах. Разнообразия этих средств было предостаточно. Будучи ещё командиром отдельного тропосферного батальона ПС, я довольно долго воевал с начальниками тропосферных станций, чтобы научить их серьёзно относиться к служебной радиосвязи. При том не только на УКВ радиостанциях в колоннах, но и на КВ радиостанциях Р-130м, которые ввели в табель всех тропосферных станций Р-410-5.5.Конечно этих станций пока катастрофически не хватало, но в своей бывшей части мы смогли установить Р-130м на одну из двух станций Р-410-5.5, что резко подняло наши возможности по организации хорошей КВ служебной р/связи полка. Мною было установлено положение, что по прибытию к месту развёртывания, начальник РТП обязан войти в радиосвязь на КВ и доложить о прибытии, а уж затем запросить разрешение на развёртывание станции на данной точке. Получив такое разрешение, оба экипажа РТП приступали к развёртыванию и набору связей. Реально может быть так, что в данном месте РТП уже не нужно, а требуется его переместить на другое место. Без нормально работающей радиосети управления на КВ диапазоне, выполнить эту задачу по связи в установленные сроки будет не реально. Так как обстановка будет меняться и задачи тоже претерпят изменения. Сначала было не понимание важности связи на КВ диапазоне, но постепенно удалось навести порядок в этом вопросе и силами мастерской связи сделали так, что все КВ радиостанции могли работать не только на остановках, но и на ходу. Потом эти возможности очень пригодятся и на инспекторской проверке тоже. Но об этом чуть позднее.

Шло время, и новый полк становился на ноги всё увереннее и увереннее. Сложилось такое впечатление, что наши успехи не всегда воспринимались серьёзно, но зато из малейших недостатков кому- то из Алма-Аты очень хотелось раздуть из мухи хорошего слона. Главной задачей командования была качественная боевая подготовка и улучшение быта солдат и офицеров. Полк пока не имел типового штаба и нормального учебного корпуса. Многие офицеры и прапорщики не имели своих квартир, что тоже отрицательно сказывалось на их службе. Однако грело душу моих подчинённых обещание руководства отдела, построить нам типовой штаб полка и 60-ти квартирный жилой дом в период с 1987 по 1989 годы. А сразу после строительства жилого дома, начать строительство двухэтажного типового учебного корпуса. Хочу сразу отметить, что всё это было действительно с нашей помощью построено и введено в эксплуатацию, кроме учебного корпуса.

Шло время, и наступил 1987год. Полк по итогам 1986 года имел твёрдую хорошую оценку, но конечно хотел доказать, что мы не хуже других частей отдела, которые уже с бородой и серьёзной собственной историей. Как я и предполагал наш полк тоже был выставлен на проверку. Москва в этот раз решила проверить все части нашего региона, без исключений. За 10 суток нам прислали расписание проверки и в указанный день и час(13 апреля 1987 года), я представил на плацу личный состав 53 оппс председателю инспекторской комиссии по нашему полку — полковнику Дедюхину Анатолию Евстратовичу. Всё началось с опроса военнослужащих различных категорий, а затем строевого смотра и проверки строевой подготовки подразделений полка членами инспекторской комиссии. За всё время проверки не произошло накладок или срывов. Сразу хочу отметить удачное расписание проверки, которое составлялось с нашей помощью офицерами отдела боевой подготовки штаба ВПС (в/ч 32152). В комиссии участвовали следующие офицеры из центрального аппарата и других частей войск: Шиганов;М.В.Курицын;Янушенко;Ю.Ф.Шурудило;Иванников; Забалканский;Козлов; Кищенко и полковник Соколов. Надо сказать, что члены инспекторской комиссии очень доброжелательно относились к проверяемым военнослужащим всех категорий, и это положительно сказывалось на ходе проверки по всем дисциплинам боевой, политической и мобилизационной подготовки. Я постараюсь кратко довести до читателя основные результаты проверки по предметам и категориям.

Строевой смотр и опрос военнослужащих прошли без особых замечаний. Оценки по строевой подготовке получили: управление полка -отлично; УПС -хорошо; первый батальон(тропосферный)-отлично; второй батальон(радиорелейный)-хорошо. За полк — хорошо. Далее хочется не останавливаться подробно на каждом предмете, а остановиться только на инспекторских учениях. К инспекторским учениям все предметы боевой и политической подготовки полком были сданы с такими результатами:

-Мобилизационная подготовка =ХОРОШО;

-Марксистско-ленинская и политическая подготовка = ХОРОШО;

-Специальная подготовка = ОТЛИЧНО;

-Оперативная подготовка офицеров управления = ОТЛИЧНО;

-Огневая подготовка полка = ХОРОШО;

-ОМП и защита от него =ХОРОШО;

-Физическая подготовка = ХОРОШО;

-Уставы ВС СССР =ХОРОШО;

-Состояние техники связи и АТТ=ХОРОШО.

К 18 апреля 1987 года (это была суббота) сдача предметов по боевой и политической подготовке в полку была закончена, и оставалось уверенно сдать ТСП. Этот предмет очень важный и включает в себя много параметров. Это — подъём части по тревоге; организация выхода подразделений из части и прибытие их в запасный район; сразу проверяется маршевая подготовка и состояние техники связи и АТТ; проверяется состояние регулирования и обеспечения безопасности дорожного движения в составе колонн; связь управления на всех этапах ТСУ; боевое обеспечение и защита личного состава и техники от ОМП и ВТО; планирование штабом полка задач по связи; качество отрабатываемых документов и порядок их своевременного доведения до подразделений; совершение маршей подразделений к местам развёртывания и установление связи с настройкой линий и каналов связи; организация боевого дежурства на линиях, опорных узлах и станциях; работа полевого УПС на всех этапах ТСУ; эксплуатация линий связи и решение вводных. Как видим из написанного, этот перечень можно продолжать, но я на этом закончу. Хочу сразу отметить, что основные мероприятия по ТСП были выполнены на хорошем уровне и с хорошим настроем личного состава всех категорий. Для удобства работы в полевых условиях офицеров управления и членов комиссии я договорился со штабом 17 армейского корпуса во Фрунзе об откомандировании на период учений нескольких штабных машин с водителями, а именно: на базе Зил-131 штабную машину, которая разворачивалась в удобное полевое помещение где-то 5 на 5 квадратных метров ( пехота её называла «бабочка»), а к этому автомобилю через переход был прицеплен спальный салон в большом прицепе — КУНГЕ на 6 человек, и плюс ещё один штабной салон с прицепом для отдыха 6 офицеров. Таким образом, штаб полка имел место для работы, отдыха и заслушивания нашего плана боевого применения председателем нашей комиссии. Эти средства вместе с водителями участвовали в наших учениях, а личный состав находился на всех видах довольствия в нашем полку.

Хочется ещё остановиться на вопросе организации связи управления по радио на КВ диапазоне и по выделенным каналам служебной связи из состава тропосферных и радиорелейных каналов. Москвой был распространён опыт какой-то части по организации служебной связи до самого последнего элемента системы ПС (до начальника Р-409м включительно). Мы изготовили достаточное количество этих устройств и имели их во всех экипажах Р-409м. Дополнительно из блока БИК ( со старой аппаратной) сделали громкоговорящую связь с возможностью вывода нужных абонентов и линий служебной связи релейщиков и тропосферщиков. На нашем блоке служебной связи были по громкой связи выведены оба комбата и два самых главных опорных узла, а также начальник Фронтового УПС. Это давало возможность постоянного контроля за линиями и каналами оперативной и служебной связи, и порядком на них. Все начальники станций чётко знали, что их каналы служебной связи прослушиваются и по ним можно решить любые возникающие проблему по связи, по тылу, по тех.части, по медицине и т.д. Кроме этого в радиосети начальника войск круглосуточно, на приёме находились радиостанции Р-130 из состава КШУ – Р-142н. По команде штаба полка к каналам служебной связи подключался диктофон для записи переговоров на магнитную плёнку. Нарушать правила СУВ стало не безопасно. В полку на этот период по штату было 3 КШМ типа Р-142н. По одной КШМ у командиров батальонов и одна в штабе полка. Телефоны для ДУ с Р-130 находились у дежурного по связи, и у командира полка. Все КШМ имели исправную аппаратуру «Яхта» и могли работать как между собой, так и с начальником войск и другими частями. После отработки плана боевого применения 53-го оппс и доклада его председателю нашей комиссии, его утверждения, необходимые документы были доведены до командиров основных подразделений, а ими до непосредственных исполнителей. Самой серьёзной задачей командира полка и его штаба является вопрос правильной расстановки опытных и грамотных командиров подразделений на самых сложных участках системы связи полка. Если расстановка удалась, то хороший результат гарантирован. Подразделения убыли из запасного района к местам развёртывания РТП, станций ррл.связи, ОУПС и Фронтового УПС. Оставалось отслеживать график марша колонн на просторах Киргизии и Казахстана. К установленному времени появлялись осевые и ракадные линии, каналы государственной сети, взятые в местах привязок и соответственно каналы связи на пункты управления фронта и армий первого эшелона. Система связи разрасталась, и ей надо было управлять и руководить. Наша основная задача сводилась к резервированию каналов государственной сети от Ташкента до Фрунзе и Алма-Аты. Мой фронтовой УПС на учениях играл роль узла ПС вспомогательного ПУ Генерального штаба МО СССР на нашем Средне — Азиатском ТВД.

В замысел тактико-специальных учений, для нашего полка было заложено 6 задач по организации связи и две вводные по восстановлению связи при выводе из строя некоторых тропосферных, и радиорелейных станций полевой опорной сети ПС. По одной из вводных в период совершения марша тропосферной группой в направлении Джамбула, а затем Чимкента от проверяющего поступила команда колонну остановить и РТП перенести с перевала Куюк на новую точку рядом с Джамбулом ( отметка 704 метра) в 3 км западнее города Джамбул. Для нас эта вводная решалась быстро и очень просто. Мы имели с этой колонной (и не только с этой) устойчивую связь на КВ радиостанции, и притом в движении. Колонна остановилась и с помощью документов СУВ ей была поставлена новая задача и определено время на её выполнение. Этот эпизод очень понравился члену комиссии. Не требовалось отправлять в догон этой колонны автомобиль ( за 200км) чтобы переориентировать тропосферщиков выполнять задачу в другом районе. Выполнение задач полка было оценено следующим образом:

Задача №1=отлично; Задача №2=хорошо;Задача №3=удовлетворительно;Задача №4=отлично;Задача №5=удовлетворительно(из за вопросов по боевому обеспечению 2й радиорелейной роты второго батальона).Задача №6=отлично и две вводные = хорошо. Таким образом, общая оценка по ТСП с учётом боевого обеспечения и маршевой подготовки нашему полку была выставлена =ХОРОШО.

Отбой всем задачам на инспекторских учениях был дан 23 апреля 1987 года в 4.00 по местному времени. К этому времени всем подразделениям полка были поставлены задачи на свёртывание системы связи и совершение маршей в район №1-«Алга» — для последующего проведения регламентных работ в составе полка, в полевых условиях. Особое внимание было обращено на следующие вопросы:

-отдых водительского состава перед совершением длительных маршей в район сосредоточения полка;

-проверку связи управления колонн на УКВ радиостанциях и со штабом полка в КВ диапазоне;

-проверку наличия секретных документов, оружия и боеприпасов;

-районы сбора колонн и маршруты их выдвижения в район №1.

До всех подразделений был доведён, утверждённый инспекцией план марша полка в район №1.Подразделениям технической части и тыла были поставлены задачи и определено время их прибытия из полка в район №1 для оказания помощи, при проведении регламента на технике связи и АТТ .

По итогам инспекторской проверки полк получил оценку — ХОРОШО. Войска ПС в САВО получили общую оценку — УДОВЛЕТВОРИТЕЛЬНО.

Получилось так, что полк, которому год отроду утёр нос остальным частям нашего региона и лучше всех сдал инспекторскую проверку. В материалах своей статьи я не делал анализ работы должностных лиц полка, но высказать слова благодарности всему коллективу полка, просто не обходимо. На хорошем уровне сработали мои заместители командира полка. Были мелкие недостатки в их действиях, но они не влияли на общий результат и оценку полка. Хорошо отработал начальник фронтового УПС майор В.И.Соколов. Этого не скажешь о всех его подчинённых. Могли отработать гораздо лучше, но этого не произошло. Очень прилично отработал на инспекции командир тропосферного батальона подполковник В.Коваленко, а вот его начальник штаба майор Ю.А.Наумов практически не засветился на инспекторских учениях. Толково работали зампотех первого батальона майор Е.Н.Леднев и замполит этого батальона майор И.Ф.Бушин. Не совсем качественно и умело работало управление второго (радиорелейного) батальона во главе с майором А.Н.Камчаровым. Начальник штаба этого батальона капитан А.Меркушев на данной проверке показал себя слабо по целому ряду его должностных обязанностей. Слабо ещё работал и зампотех этого батальона капитан Г.Н.Цветков. Было над чем работать и в штабе полка. Заместитель начальника штаба полка майор В.Тютюкин ещё не полностью освоил свою должность и слабо помогал в работе начальнику штаба полка подполковнику В.А.Краснову. Старшие помошники начальника штаба по дальней связи и СА капитан В.Рудак ещё слабо работал на своей должности, да и старший помошник по радиорелейной и тропосферной связи капитан А.Сапронов тоже ещё не встал крепко на ноги в своей должности. От этих офицеров я ожидал большего. Было решено учить этих офицеров, раз академия их не научила многим нужным вопросам. Очень прилично сработал на инспекции и на учениях зампотех полка майор П.Янковский. Вся работа его подчинённых была организована грамотно и дала хорошие результаты. За период учений не было поломок техники и автомобильных происшествий. Очень прилично сработали службы тыла полка и сам начальник тыла подполковник Н.Никитенко. За высокие результаты на инспекторской проверке целый ряд офицеров, прапорщиков, солдат и сержантов были поощрены отделом войск ПС в САВО и командиром полка, а начальник фронтового УПС майор В.И.Соколов был позднее награждён орденом «За службу Родине» третьей степени. Можно ещё много написать о работе подчинённых, но такую задачу в этой статье я не ставил. Материалов по инспекции сохранилось много (целая записная книжка), но мне не хочется кого либо обижать теми их не доработками, которые помешали нам ещё успешнее отчитаться перед московской инспекцией.

В начале своей статьи я обещал кратко рассказать о становлении полкового оркестра полка. Набрать музыкантов оказалось делом не сложным, так как люди знали, что в полку будет строиться 60-ти квартирный жилой дом и надеялись заодно улучшить своё жилищное положение. Основные марши у оркестра я принимал лично, так как сам прилично играл в оркестре на трубе (Корнет-Б1) ещё в школе, а потом в эстрадной группе третьей роты Кемеровского военного училища связи. В молодые годы играл в эстрадном оркестре на летней танцевальной площадке в городе Черногорске Красноярского края. Весь необходимый репертуар (встречный марш, другие марши и конечно Прощание славянки, и похоронные марши ) я знал сам и искажать их при исполнении не позволял. Через пару месяцев оркестр уже играл и очень прилично. Кроме официальных мероприятий , оркестр много делал полезного в праздничные дни для детей и семей наших офицеров и прапорщиков. Руководитель оркестра разучил новые строевые песни с личным составом подразделений. Полк в гарнизоне серьёзно за уважали, особенно после того, как мы начали принимать участие в парадных расчётах столицы Киргизии города Фрунзе. Наши две коробки(8 на 8) очень хорошо смотрелись из-за тщательного подбора личного состава и отличной строевой выучки, образцового внешнего вида. Нам не стыдно было участвовать в гарнизонных мероприятиях города Фрунзе. Так в конце восьмидесятых годов появился в войсках ПС 53 оппс, который достойно влился в большой коллектив войск правительственной связи КГБ СССР. Для сослуживцев и ветеранов 53 полка хочется показать несколько фотографий тех событий. Им будет приятно вспомнить службу в Советской Киргизии.

Бывший командир 53 оппс ВПС КГБ СССР полковник запаса В.Лукьянов.

 

 

Фото029

Представление 53 оппс инспекторской комиссии в/ч 32152 командиром полка подполковником-инженером В.В.Лукьяновым. Слева председатель комиссии по нашему полку полковник А.Е.Дедюхин.

 

Фото042

Перестроение личного состава полка для проведения личного опроса по категориям военнослужащих.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Фото043

Проведение личного опроса офицеров 53 оппс председателем инспекторской комиссии полковником В.Е.Дедюхиным.

 

 

 

 

 

Фото046

Награждение именинника — майора Леднева Е.Н. ценным подарком на строевом смотре полка при проведении инспекторской проверки.

 

Фото048

Подготовка одного из экипажей полка (капитана Суворова) к сдаче одиночной строевой подготовки в период  инспекции 1987 года.

Фото040

Проверка клеймения обмундирования одним из членов инспекторской комиссии.

Понравилась статья, напишите комментарий и расскажите друзьям

Friend me: