Валерий ЛукьяновПолковник в отставке Лукьянов В.В.

Невольный свидетель.

События в Советском Союзе, середины восьмидесятых годов, глядя на них в наше время, показывают, что попытки М.С.Горбачёва окончательно развалить Вооружённые Силы давались ему с большим трудом. У руководства этого силового ведомства стояли толковые маршалы и генералы, в том числе участники Великой отечественной войны, такие как маршал Советского Союза Виктор Георгиевич Куликов. Хочется вспомнить личную встречу с этим человеком в мае 1986 года, когда я, только назначенный на должность командира вновь созданного 53 полка правительственной связи КГБ СССР во Фрунзе, был направлен руководителем на обеспечение правительственной связи первому заместителю Министра обороны СССР-Главнокомандующему Вооружёнными силами стран участников Варшавского Договора маршалу В.Г.Куликову.

В середине апреля 1986 года полным ходом шла инспекторская проверка Среднеазиатского военного округа, которым командовал генерал-полковник Лобов, и на одном из ответственных мероприятий должен был присутствовать лично маршал Советского Союза В.Г.Куликов, так как он возглавлял инспекторскую комиссию из МО СССР. События происходили на Отарском окружном полигоне, где один из полков 17 ак выполнял задачу (на оценку соответственно) на тему: «Мотострелковый полк в наступлении с боевой стрельбой днём». Само наступление мсп должно было происходить 15 апреля 1986 года утром. По команде из отдела войск мой полевой УПС, практически в полном составе, но без средств прямой связи радио и космоса прибыл заранее на «Отарский» полигон, и развернулся в указанном нам месте, выполнив все мероприятия по маскировке. Нам для обеспечения правительственной связи было выделено и подано на связной шкаф несколько каналов связи через посёлок Отар и гарнизонный узел связи военного городка учебной дивизии округа- Гвардейский. Однако для подстраховки от различных не предвиденных обстоятельств(порыв кабеля на полигоне, пропадание электропитания на стационаре в Отаре)вместе с узлом прибыла тропосферная радиостанция Р-412А и резервная Р-409м. Правильность этой перестраховки подтвердилась всем ходом последующих событий. С помощью Р-412А, мы подали на свой полевой УПС резервные каналы связи, из Фрунзе, через мой стационарный узел связи полка «Хлор-1»,с выходом на Москву и Фрунзе. Нужные связи набрали довольно быстро и стали ждать нашего абонента №1-маршала В.Г.Куликова. Для него были установлены три абонентских аппарата ПС с обслуживанием на коммутаторе полевого УПС «Хлор». Первый на смотровой вышке №1,второй в штабном автобусе командующего округом и третий в полевом салоне отдыха командующего округом, которые прибыли заранее и стояли замаскированные в капонирах, недалеко от первой вышки. Оставалось ждать прибытия на вертолёте маршала Куликова и нескольких сопровождающих его генералов из состава комиссии и военного округа. Командиром 17 армейского корпуса в то время был генерал-майор Иван Васильевич Бижан, которого маршал Куликов знал по совместной службе в ГСВГ, где И.В.Бижен был порученцем у маршала Куликова. Проверяться на полигоне должен был один из его мотострелковых полков, который заранее прибыл на своей штатной боевой технике и ждал команду на наступление. Полк прибыл на своих бронетранспортёрах. Стояла облачная погода и было прохладно. Весь личный состав моего узла был в шинелях, так как бушлаты солдат и сержантов имели не приглядный вид, а позориться нам перед пехотой очень не хотелось. Узел ПС был тщательно замаскирован толковыми штатными маскировочными сетями, армейцы строго за этим следили. Где–то после восьми утра на вертолётную площадку прибыл вертолёт МИ-8МТ и из него вышли члены инспекторской комиссии во главе с маршалом В.Г. Куликовым. Выслушав доклад генерала И.В.Бижан, они направились на смотровую вышку№1.Зная, что бинокль мне ни кто не даст, я взял свой личный, так как события намечались серьёзные и пропустить их очень не хотелось. Армейские связисты хотели поставить мой абонентский телефон с гербом СССР рядом со своими аппаратами ЗАС связи, но я попросил отдельную тумбочку под аппарат «ВЧ» доложив, что по специальным требованиям аппарат «ВЧ» должен стоять от посторонних аппаратов не ближе 1,5 метров. Они немного поартачились, но мою просьбу выполнили, конечно без особого энтузиазма. Таким образом, наш телефонный аппарат оказался ближе всех к рабочему месту маршала В.Г.Куликова. Всё это происходило на этапе подготовки к встрече абонентов.

Наконец руководители инспекции поднялись на смотровую вышку и заняли свои рабочие места, а я упакованный по всем правилам, для полевых занятий, занял место (встал) около своего аппарата. Маршал выслушал какие-то доклады и начал изучать на местности размещение подразделений мсп в исходном положении для наступления, сверяя всё с представленной ему картой командира этого полка. Чувствовалось, что маршал Куликов знал своё дело настоящим образом. Он сразу обнаружил, что артиллерийское подразделение находится не там, где оно должно быть по плану боевого применения полка. Была дана команда его свернуть и развернуть на нужном месте. Командир дивизии отдал необходимые распоряжения командиру полка по телефону, и началось свёртывание артиллерии и её перемещение в нужный район. Всё это я наблюдал в бинокль. После устранения этого эпизода была дана команда на начало учений. Началась артподготовка, передний край был подсвечен цветными дымами, для своего обозначения перед обработкой противника, приданной штурмовой авиацией, но шло время, а авиация не появлялась. Маршал вызвал к себе командующего авиацией округа, целого генерал- лейтенанта, и попросил объяснений. Тот доложил, что аэродром находится в 150 километрах от полигона и требуется время подлёта на что, маршал сказал, что самолёты должны быть рядом и в готовности поддержать наступающую пехоту своевременно, а не тогда, когда им вздумается. Командующий авиацией округа позвонил по своей связи и через несколько минут самолёты начали свою боевую работу по условному переднему краю противника. После обработки переднего края началось само наступление. Полк наступал на штатных бронетранспортёрах, а в нужный момент спешился и пешим порядком пошёл в атаку, стреляя по появляющимся мишеням, которых было в достатке. Наше руководство инспекторскими учениями начало собираться к выезду на второе положение и соответственно связь тоже перемещалась на вышку №2.Ещё рано утром я поинтересовался у заместителя начальника управления связи округа насчёт абонентской линии между наблюдательными вышками, на что получил отказ в их получении, якобы из-за недостатка нужных пар в кабеле. Пригодилась наша резервная Р-409м, которую мы подготовили для работы, в сторону второй вышки, но со станка, так как расстояния позволяли уверенно обеспечить связь с хорошим качеством каналов. Заранее пришлось подготовить к немедленному выезду мобильную часть полевого УПС в составе: Д-14;Д-01 и электропитающей аппаратной Э-351. Питание узла на первом положении было обеспечено путём подключения к стационарной электрической сети полигона. Мобильная часть свернулась и сняла маскировку в готовности к немедленному выезду на новое положение. Маршал Куликов и генерал-майор Бижан сели в первый Уаз-469,а несколько генералов из комиссии, во второй автомобиль и начали движение за наступающими войсками, а нам пришлось, нашей маленькой колонной красться за ними по дороге, проложенной между вышками наблюдения. Двигались медленно, но вот и появилась впереди вышка №2, где уже стояли телефоны армейской связи и ни одного нашего аппарата. Наконец вся эта импровизированная колонна остановилась недалеко от вышки №2 и офицеры руководства инспекции вышли из машин и начали перекур. Антенна Р-409м из состава комплекта Д-14 лежала на крыше и была мгновенно установлена на станок. Один из генераторов в электро-питающей аппаратной Э-351 был запущен загодя, и быстро запитав аппаратные, после из заземления, узел ПС начал вхождение в связь, а один из сержантов развернул в это время абонентскую линию и поставил аппарат «ВЧ» на рабочем столе маршала (на правом краю). В связь вошли очень быстро, и закрытый канал был выведен на коммутатор Д-14.Релейная вставка сработала очень хорошо.

Группа офицеров во главе с маршалом В.Г.Куликовым, после небольшого перекура, проследовала на вышку №2.Я разместился недалеко от своего телефона «ВЧ». На меня особого внимания не обращали, видимо понимая, что у меня свои задачи. Я ни кому не мешал и не лез на глаза начальству. Время подходило часам к 11.30,как зазвонил мой телефон правительственной связи и подняв трубку я услышал голос дежурного генерала МО СССР, который попросил к телефону маршала Куликова. Я доложил маршалу об этом и передал ему трубку аппарата. Так как я стоял не далеко, то услышал часть разговора со стороны маршала Куликова. Потом я понял, что прошёл доклад из МО СССР о внезапной бомбёжке этой ночью, американскими самолётами, территории Ливии с военных баз в Великобритании. В разговоре с Москвой маршал Куликов спросил, кто доложил о нападении на Ливию первым? Видимо получив ответ, что первыми доложила разведка КГБ (первое главное управление) он спросил, а почему не ГРУ МО? Затем попросил абонента разобраться и доложить позднее. Судя по внешнему виду маршала было видно, что переданная из Москвы информация его не на шутку взволновала и через небольшое время, оставив за себя одного из генералов инспекции он собрался, и убыл на первое положение, а вскоре на вертолёте убыл в Алма-Ату. Я поинтересовался у генерала И.В.Бижан насчёт необходимости правительственной связи на вышке №3 и получил добро, после второго положения, на третье не выезжать, а сворачиваться и убывать во Фрунзе. Эту информацию я доложил начальнику ВПС КГБ СССР в САВО полковнику О. Опросичеву и от него получил добро на завершение работы, и убытие в места постоянной дислокации. Как выяснилось позднее, американцы разработали целую операцию под кодовым названием «Каньон Эльдорадо», основной целью которой было физическое устранение строптивого президента Ливии полковника Муамара Каддафи, якобы за поддержку международного терроризма. На города Триполи и Бенгази в ночь с 14 на 15 апреля 1986 года было сброшено около 150 тон бомб. Основные удары наносились по резиденциям президента с целью его физического уничтожения, но его в этих местах не оказалось, так как он находился в пустыне, в палаточном лагере, и ЦРУ не смогло добыть информацию о его месте пребывания. Позднее США всячески пытались опровергнуть информацию об истинных целях этой пиратской акции. Свою задачу по уничтожению полковника Муамара Каддафи США выполнили через 24 года руками пятой колонны и спецподразделений НАТО.

Наша задача по обеспечению правительственной связи маршала Советского Союза В.Г.Куликова была с честью выполнена, так как на узле ПС были настоящие профессионалы своего дела — майор Соколов В.И. ,капитаны В.Косач и И.Окороков, старшие лейтенанты С.Вижунов и С.Кукин, лейтенант Балакшин. Это были профессионалы с большой буквы, и любые серьёзные задачи оказались им по плечу. Это показала и прошедшая в 1987 году инспекторская проверка полка. Но, то уже совсем другая история.

Хочется ещё добавить такую информацию, по данному материалу. Генерал-майор И.В.Бижан, после распада СССР убыл на Украину, где со временем получил звание генерал-полковника и в 1993 году был назначен первым заместителем министра обороны Украины. Это к тому, что очень толковые офицеры готовились во времена СССР и пригодились после его распада на своих родных местах. Сейчас он на пенсии и проживает в городе Киеве.

 

Бывший командир полка ВПС КГБ СССР г. Фрунзе полковник в отставке Валерий Лукьянов. Ноябрь 2013 года.

 

Понравилась статья, напишите комментарий и расскажите друзьям

Friend me: