Валерий Лукьянов
Полковник в отставке  Лукьянов В.В.

Кто нами командовал?

            Прежде  чем начать своё описание событий  начала восьмидесятых и девяностых годов, полезно объяснить читателям, откуда взялся в Средней Азии капитан-инженер В.В.Лукьянов. Военную, Ордена Ленина Краснознамённую академию связи  я окончил в конце июня 1978 года и до 25 июля находился в очередном отпуске после выпуска из  ВУЗ (а). При  распределении  перед выпуском я планировался на должность старшего офицера по радиорелейной и тропосферной связи в отдел войск ПС в Среднеазиатском военном округе, с местом дислокации в городе Алма-Ата. По окончании отпуска я прибыл в гарнизон, где на одной территории стояли полк и отдельный станционный батальон. Меня с семьёй разместили в комнате для приезжих, и на следующий день я пошёл представляться начальнику войск ПС в САВО полковнику Г.В.Полынскому. Сам начальник войск оказался в отпуске, и я представился НШ отдела полковнику В.В.Меняйло. Он меня встретил хорошо. Мы с ним долго беседовали о моей службе до Средней Азии и вспомнили общих знакомых по моей последней части в Одессе. Как выяснилось позднее,  в отделе войск освободилась должность ЗНШ и на неё назначили бывшего НШ отдельного тропосферного батальона из Фрунзе майора Вадима  Бубнова. Должность НШ в отдельном тропосферном батальоне во Фрунзе оказалась свободной, и полковник Меняйло В.В. предложил её мне. Об этом,  при выпуске из академии, можно было только мечтать, так как этих (настоящих командных)  должностей просто не было. Была одна такая должность в Белогорске, но ехать на Дальний Восток мне не очень хотелось. Всё моё детство прошло недалеко от Белогорска, и я знал те места не понаслышке, а реально по жизни. Мой отец в начале 50-х годов служил на Дальнем Востоке и строил там военные  аэродромы. Я попросил  у полковника В.В. Меняйло один час на обдумывание предложения, и на совет с супругой, по резкой смене места будущей службы. Так получалось, что из столицы Казахстана мне предложили перебраться в столицу солнечной Киргизии. Я конечно, в это время, не знал ни город Алма-Ату, ни тем более город Фрунзе. Я прибыл через один час к полковнику В.В.Меняйло и доложил о своём согласии убыть на должность НШ отличного (по итогам инспекции) отдельного тропосферного батальона. Так как мой 3-х тонный контейнер уже прибыл в Алма-Ату, то после обеда этого же дня, я переоформил его на станцию Фрунзе и на следующее утро, междугородним автобусом, вместе с женой и двух летней дочерью мы убыли в город Фрунзе. Дежурному по части во Фрунзе  сообщили мой рейс из Алма-Аты и меня на автовокзале встретил старший прапорщик Николай Александрович Шляга. Так по жизни получится (с моим самым активным участием), что к началу двухтысячных годов этот бывший прапорщик стал полковником внутренних войск. Пройдя службу в особом отделе СНБ Киргизии, а затем в МО после окончания второго ВУЗ (а). К концу службы он был начальником одного из отделов Главного Управления исправления наказаний Киргизской Республики. Встретил нас на старом КПП сам командир отдельного тропосферного батальона подполковник Башук Пётр Ефимович. Это был высокого роста, хорошо сложенный офицер, лет на 7-10 старше меня. Приятной наружности и в опрятной военной форме. Мне это очень понравилось, и первое впечатление (хорошее) меня не обмануло на последующие три года совместной службы. Я ему представился, как положено и мы тепло, дружески, но кратко побеседовали прямо у КПП. Так как я был с семьёй, то длинные разговоры  были просто не уместны. Он вручил мне ключи от 2х комнатной бронированной квартиры, в которой была установлена армейская мебель, необходимая на первые дни. На следующий день 4 августа 1978 года я прибыл на службу в свой рабочий кабинет штаба отдельного тропосферного батальона. Штаб тогда находился в щитовом деревянном модуле. Командир части представил меня своим заместителям.  Приятно обрадовало то обстоятельство, что замполитом части был мой однокурсник по Кемеровскому военному училищу связи майор Юрий Рябинин. Начальником тыла, а вернее заместителем командира части по снабжению был майор Валентин Качин(как оказалось, он имел среди офицеров прозвище «Багдадский вор). В.Качин был возрастом, как и мой командир части. Зампотехом части был майор Ю.Сташек, который тоже был намного старше меня и видимо просто лежал на должности, особенно не напрягаясь. С этой командой  мне пришлось входить в должность первого заместителя командира-начальника штаба части. Об этом времени я расскажу в следующий раз, а сейчас хочу плавно перейти к вопросу моей статьи — кто же  нами командовал?

За 12 лет службы в войсках правительственной связи сначала САВО, а потом ТуркВО прошло  целых три  «легендарные» личности из четырёх. Конечно, самой запоминающейся личностью был полковник Григорий Васильевич Полынский. При нём я прослужил в отдельном тропосферном батальоне почти три года. Это был требовательный военный администратор, но совершенно безграмотный связист. Я не помню, чтобы он лично с указкой в руке довёл своё решение или  план связи начальника войск ПС до командиров частей и офицеров отдела войск, на каких — то учениях или КШУ. Докладывали кто угодно, но только не он. Он гордо, всем своим видом показывал, что  доклад — не царское это дело. Зато он мог очень грамотно «отодрать» личный состав сразу двух частей (полка и отдельного батальона) на общем плацу в течение 1.5- 2х часов. Солдата с неподтянутым поясным ремнём он мог представить виновником снижения боевой готовности всех наших войск. Оставалось поставить его к стенке. Демагогия у него была отработана на высшем уровне. Где-то в 1980 году он ушёл на заслуженный отдых и получил квартиру в городе-герое Одессе.  На должность начальника ВПС в САВО (из ПрикВО)  назначили  полковника  Юрия  Михайловича Лизунова. Это был совершенно другого типа офицер, который умел организовать службу своих подчинённых, но в связь глубоко вникать не собирался. Чувствовалось, что он её просто слабо знал. Для того чтобы в войсках присутствовал дух соревнования между командирами частей, он на эти должности назначил молодых выдвиженцев, которые старались работать лучше соседа. Глупым его назвать нельзя. Это был мастер интриги. Он надолго вперёд просчитывал многие события. На учениях войск план связи тоже докладывали офицеры его штаба, а он слишком высоко сидел и далеко глядел, чтобы опускаться до таких мелочей. Хочу отметить, что дела в войсках шли неплохо, но это конечно не без нашей командирской помощи. Юрий Михайлович имел  авантюрный  характер, и я смог его уговорить (в 1983 году) построить  во Фрунзе хозяйственным способом открытый плавательный бассейн 25 на 10 метров. Бассейн был мною открыт 5 июня 1984 года. Об этих событиях я подробно написал в статье — Задумка командира.  Огромное ему спасибо за помощь при  строительстве этого объекта, который 5 июня 2014 года отметит своё 30-летие. Имея хорошие связи, в Управлении ВПС он решил, что пора побывать за границами нашей необъятной Родины. Что настораживало в поведении Юрия Михайловича Лизунова-это пристрастие к кофе и желательно с коньяком. Дозировка просматривалась такая — стакан коньяка и ложка кофе. Последний его приезд с рабочей группой офицеров отдела меня совсем удивил. От  командиров частей ВПС в САВО  я  уже знал перечень необходимых продуктов и напитков в холодильнике номера гостиницы  для прибывшего  гостя.

Мы (командиры частей) почти каждый месяц встречались в Алма-Ате на командирской подготовке и совещаниях,  и обменивались мнениями о нашей службе, ну и о наших начальниках. Офицеры отдела работают в моей части первый день, а Юрий Михайлович ехать из гостиницы  в часть не собирается. Вечером я его посетил для приличия и поехал к семье. На следующий день всё повторилось снова. Так длилось три дня, а на четвёртый день утром он собрал офицеров моей части и зачитал подготовленную старшим группы справку. Особых недостатков не было, но выезд начальника  в войска состоялся. Что особенно запомнилось из совместной службы с полковником Ю.М.Лизуновам — это его требование   по изучению возможностей, по связи, различных ведомств СССР. Я тогда по не официальным  каналам (почти как разведчик) многое узнал об организации связи энергетиков, железнодорожников, МВД, ГО, Мин. связи, ну и конечно наших коллег  по связи   из САВО. В целом ряде пунктов выделения каналов (особенно по линии мин. связи) нами  были установлены типовые кабельные шкафы (сделанные в нашей мастерской связи), с их помощью мы могли забрать для нужд ВПС каналы государственной сети.  Мне, последнее время работы Ю.Лизунова в нашем регионе, не понравилось из-за его излишнего  пристрастия  к кофе и спиртному. Оказывается, из информации сослуживцев Ю.М.Лизунова  стало  известным, что пьянствовал он всегда и везде, но друзья «кадеты» его покрывали и даже продвигали по служебной лестнице. От него в своё время избавился полковник Н.А.Нестеренко (тогда начальник ВПС в ПрикВО), выдвинув его подальше от себя (с должности НШ отдела ПС во Львове) на должность начальника войск ПС в САВО. Это в будущем (уже в Венгрии) его непрерывное пьянство приведёт  к трагическим последствиям.

После убытия в ЮГВ полковника Ю.М.Лизунова, начальником войск был назначен полковник О.А.Опросичев. Мне кажется, что я выражу общее мнение офицеров и прапорщиков  нашего региона, если скажу, что новый начальник войск в отличие  от своего предшественника был грамотный и толковый офицер-руководитель. С ним работалось хорошо без излишней дерготни  и нервотрёпки. И в войсках всё шло неплохо. Он сам хорошо знал организацию связи и требовал этого от нас. Однако короткое время  работы нового начальника войск не дало возможности устранить завалы, образовавшиеся по вине  Ю.М.Лизунова. При  О.А.Опросичеве  в 1987 году прошла очередная инспекторская проверка всех сразу частей войск, и общая оценка была только «удовлетворительно». Твёрдую хорошую оценку получил сформированный во Фрунзе  в 1986 году новый полк правительственной связи. Видимо низкий результат инспекции имел последствия для самого начальника войск  полковника О.А.Опросичева. В это время в южном регионе СССР начались непонятные расформирования целого военного округа (по прошествии стольких лет, очень даже понятные), а именно Среднеазиатского военного округа со штабом в городе Алма-Ата. Из Туркестанского и Среднеазиатского округа родился единый Туркестанский военный округ, и соответственно туда перебрался отдел ВПС. На должность начальника ВПС в ТуркВО  был назначен  полковник Цмыкал Владимир Корнеевич. Первое впечатление о нём сразу сложилось не в его пользу (не большого роста, с синюшно-красным лицом, видимо венгерский коньяк  пошёл не на пользу), но всё самое весёлое начнётся немного позднее. После инспекторской проверки полным ходом началось проектирование и строительство нового штаба и 60-ти квартирного дома. Это требовало постоянного взаимодействия  со строительной организацией,  которая возводила наш дом. Многое  завязывалось на ДСК, где отливали плиты для нашего панельного дома. Чтобы понять, что за дом нам решили построить, я немного подробнее остановлюсь на нём. Дом имел две основные секции, расположенные в 30 метрах друг от друга. Одна секция имела 24 квартиры в 3-х этажном доме пятой серии, и вторая имела также 24 квартирное здание из 3-х этажей и пристройку в три этажа на 12 квартир под 90 градусов к основной секции, а в месте стыковки двух зданий (как связующее звено) спроектировали одноэтажное почтовое отделение (№76). Без довесков, объектов общего пользования к жилым домам, городские власти не выделяли землю под строительство. Такое положение было в градостроительстве СССР. Все эти секции были размещены в 500 метрах от части, на улице Садыгалиева и Волкова сразу за рынком запчастей.  Из космоса хорошо видны наши секции 60- квартирного дома. Квартиры в нашем доме были только 2-х и 3-х комнатные. Больше 3-х этажей  в этом районе города не возводилось из-за высокой сейсмической опасности. Наш дом был построен как 12 бальный  (по гарантии) в случае земля трясения. Но строительство дома помотало нам нервов в достаточном количестве. И добавлял  нервотрёпки наш уважаемый начальник войск полковник В.К.Цмыкал. Он требовал ежедневных утренних докладов притом, как правило, не о чём. Это был стиль его работы. Пока я ждал своей очереди на утренний «намаз» с начальником  войск (по ВЧ), плиты  для нашего  дома завод ЖБИ, естественно, не без помощи шустрых людей, отгружал на другие объекты. Это постоянно мешало плановому монтажу панелей и всему строительству дома в целом. Плиты (их отгрузку) на нашу стройку мы отслеживали на разных заводах ЖБИ с начальником тыла. Он на одном заводе, а я на другом. Но начальник ухитрялся нам мешать почти каждую неделю, однако орать по поводу медленной работы строителей он не забывал. Он просто забывал, что гражданские строители мне не подчинены. Потом  он запретил в частях все выезды на рыбалку и охоту. А у меня ещё и засветилась наша спортивная секция горного туризма, а на самом деле  альпинизма. Этот принцип запрета  можно описать несколькими фразами — на рыбалку не ездить — утонишь; На охоту не выезжать — убьют; В горы не подниматься – разобьётесь. Осталось дать нам команду — из квартир не выходить — на голову упадёт кирпич. Он создавал предпосылки на большую жалобу в КГБ СССР за  его такие художества, которую я успел перехватить у своих возмущённых  подчинённых. Собирая  материал  для этой статьи, мне стал известен вообще комический случай, который произошёл с моим хорошим товарищем, ещё с Кемеровского военного училища связи, подполковником Михаилом Павловичем Ерониным. Это  офицер крепкого телосложения и почти 2-х метрового роста. Он служил в Венгрии в подчинении полковника Ю.М.Лизунова, когда тот принял должность начальника ВПС в ЮГВ. Полковнику Ю.Лизунову стало известно, что М.П.Еронин вместе с сыном посещает  по воскресеньям известные бани города  Будапешта. Лизунов выразил своё неудовольствие по этому поводу. М.П. Еронин пояснил полковнику Лизунову, что  в ванной своей квартиры он просто не помещается. Ответ был кратким и по-своему гениальным – “Мойтесь в ванной по частям”. Не удивительно, что автором этого бреда оказался “вечно не просыхающий” начальник ВПС в ЮГВ полковник Ю.М.Лизунов. Мне сразу стало понятно, откуда набрался «положительного» опыта, всё запрещать, лучший ученик Ю.М.Лизунова полковник В.К.Цмыкал. Запретами эти горе начальники  в ЮГВ боролись с «нарушениями» и «ЧП». В каком- то фильме я услышал хорошую фразу — если мафию нельзя уничтожить, то её надо возглавить.  Я лично стал возглавлять выезды коллектива военных охотников и рыболовов, так как знал, что любая неприятность на выезде без меня будет иметь те же последствия и наказание, как и при мне. Все мероприятия нами тщательно готовились. Всегда с собой была КВ радиостанция Р-143м  и мы могли принять сигнал тревоги и узнать обстановку в части в любое время суток. Выезжали не далее 80 км. С огромным трудом, и  с  помощью начальника регионального управления генерала Ф.Н.Волкова,  полку,  наконец, начали разрешать выезды коллектива охотников и рыболовов на некоторые мероприятия в военные охотничьи хозяйства. Наш коллектив всегда выезжал с необходимыми путёвками и лицензиями. Браконьерство категорически мною каралось. Ни каких сетей и электрических удочек. Строгое соблюдение сроков и правил охоты и рыболовства. Нас зачастую  не проверяли на постах контроля, зная, что искать у нас противозаконные снасти или оружие было бесполезной тратой времени. Для того чтобы продолжать невидимую борьбу со мной (из-за того, что по серьёзным вопросам службы я имел своё собственное мнение и отстаивал его) полковник В.К.Цмыкал выкидывал и другие фортели. Вот один из них. Он узнал через своих подчинённых, что командир полка, оказывается,  живёт в городе, а не в военном городке, рядом с частью. Надо его «изнасиловать» любыми способами, но загнать опять в городок поближе к подчинённым. Видимо он очень «переживал», и днём и ночью, за боевую готовность моего полка. Как меня можно было загнать обратно в городок, этого он не знал. Начал попытку самым бестолковым способом. Под большим секретом организовал выезд группы офицеров из самого Ташкента, чтобы поднять часть по учебной тревоге и показать лично мне, что я очень долго добираюсь до части по сигналам оповещения. Однако он  много не знал о нашем гарнизоне и его возможностях. Ещё в бытность отдельного тропосферного батальона  все  командиры подразделений имели небольшие милицейские радиостанции и были у меня на связи с помощью простых и удобных переговорных таблиц. В это время у дежурного по полку  вместе с пистолетом командир подразделения получал милицейскую станцию типа «Уран». МВД  уже перешло на «Пальмы» диапазона 150 МГЦ, и мы получили  у них 15 радиостанций старого диапазона 60-70 МГЦ, который  остался в МВД в сетях вневедомственной охраны.  Радиостанция командира полка официально была включена в радиосеть УВД города Бишкека. Свою радиостанцию я постоянно носил в дипломате. Операция по переселению командира Фрунзенского полка в военный городок началась  в 3.00 ночи в один из обычных рабочих  дней. Если, кто либо звонит Вам в 3.00 ночи, то приятного ожидать не приходится. Я поднял трубку телефона и услышал голос  дежурного по полку. Он сообщил мне, что прибыл начальник войск  и в 3.00  объявил «сбор по тревоге» с построением на плацу. Я дал ему команду действовать по инструкции, а сам начал собираться на службу. Но действовать по инструкции дежурному просто не дали. В нарушение  всех требований инструкции,  по подъёму части по тревоге, три офицера отдела перекрыли  наши  тревожные ворота, и не выпустили машины, которые должны убывать за офицерами и прапорщиками в город Фрунзе вместе с посыльными. И моя служебная машина тоже не вышла в город. Об этой тупости доложить мне дежурный по полку не мог и я, выйдя на улицу Горького, через 10 минут, стал ждать служебный Уаз-469,оборудованный милицейской установкой на своей крыше. Водитель, включив мигалку, спокойно прибывал ко мне через 15-17 минут после объявления тревоги. Это было чётко отработано, и через 30-35 минут после сигнала оповещения я уже был в полку и начинал руководить подразделениями по их выходу из автопарка и следованию в запасный район. На часах 3.20 ,а машины нет. Я достаю милицейскую радиостанцию и вхожу   в связь с дежурным по УВД. Прошу его позвонить по номеру телефона дежурного по полку, и он мне сообщает радостную новость, что машины за офицерами  и прапорщиками в город не выезжали вообще, по команде начальника войск. Мне стало  понятно, откуда и куда дует ветер. На моё счастье проезжало мимо  свободное  такси. Я остановил  его  и попросил водителя по быстрее  доставить меня к городку Фрунзе-1. В 3.35 я вошёл в комнату дежурного по полку  за табельным  оружием и увидел виновника торжества – полковника В.К.Цмыкала в нашей  комнате дежурного.  Он не довольный (как всегда) посмотрел на часы и видимо понял, что переселить меня ему не удастся. Самое главное, что заселить квартиру в городе в 1984 году мне разрешила  жилищная комиссия штаба ВПС, и он не имел ни какого права требовать от меня вернуться в городок, рядом с частью. Я ему лично напомнил, что Ваш отдел, товарищ полковник, целых два часа собирается по Ташкенту и притом машинами, а здесь  полк  в 3.45 стоит на плацу с вещевыми мешками у солдат, и тревожными чемоданами у офицеров и прапорщиков. Так получилось, что все офицеры, определяющие боевую готовность, жили рядом и прибыли своевременно. Я лишний раз убедился в полной глупости и непорядочности  этого (интригана)  полковника. Он навсегда попал под моё личное правило пяти «З». Это звучит примерно так: Злой, Завистливый, Злопамятный, Зануда и просто ЗАСРАНЕЦ. Так работать с подчинёнными ему командирами  было  нельзя, а он работал, выискивая любую соринку у подчинённых в глазу и не видя свою полную не состоятельность, как начальника  войск ПС в ТуркВО. Сейчас, через  25 лет  я понимаю, за что он меня так «пламенно любил». Он мне просто завидовал по целому ряду причин. Первая-это орден Красной Звезды за отличный отдельный тропосферный батальон (в 1983 году). Вторая  причина-это мой возраст (на 6-7 лет моложе), а уже командир полка. Третья причина, что у меня в столице Киргизии были отличные связи, как в КГБ (так и в ОПС КГБ), в МВД так и в командовании 17-го армейского корпуса. Я имел служебную квартиру (18 квадратных метров общей площади) в профилактории руководящего состава КГБ Киргизии в предгорьях города Фрунзе. Данный профилакторий находился в 23 километрах от Фрунзе на высоте 1350 метров. Температура воздуха в нём была на 5 градусов Цельсия ниже, чем в городе. На обеих служебных машинах командира полка (Газ-24 и Уаз-469) стояла система радио подвижной связи типа «Роса» (без СА). В это время я уже был депутатом Свердловского районного Совета народных депутатов города Фрунзе и членом Президиума Республиканского Совета «Динамо». Квартира почти в центре города и красивая жена. Встаёт вопрос, а кем в Ташкенте был В.К.Цмыкал, и кто его там знал и почитал (после Венгрии)? Видимо ни кто. А это бесило, и надо было находить любую причину спустить лишний «пар» на В.Лукьянова или Ю.Хомякова, так как В.Петриченко трогать было опасно. Самое главное, что службу он закончил на Украине  в 2002 году в инспекции силовых структур, но по войскам правительственной связи. Представляю, с каким удовольствием он там глумился над своими  проверяемыми. Другие командиры частей, наверное, знают ещё дюжину глупых эпизодов в работе полковника В.К.Цмыкал. Я знал, что этот специалист по интригам сделает мне ещё много гадостей. Когда подчинённого вам офицера не удаётся «сожрать», вы его отправляете на учёбу или выдвигаете на вышестоящую должность, но не у себя в регионе, а куда-нибудь  подальше с глаз. Так и сделал  этот интриган. Учить меня уже было поздновато, а места в Академии Генштаба были забиты «блатными» на 10 лет вперёд. Через кадры, весной 1990 года, мне предлагают должность старшего преподавателя на кафедре организации связи в Орловском военном институте ПС. Я спокойно мог пойти в преподаватели ещё майором, когда меня приглашали из Орла, но я отказался. Теперь читать лекции сынкам блатных пап и мам я тем более не хотел. Тогда мне предложили должность зампотеха войск ПС в ПрикВО, к полковнику В.Г.Чихранову, в город Львов. Место в Львове, при Советском Союзе, считалось не самым плохим, и я согласился. Во Львов я прибыл 23 сентября 1990 года после Ошских событий (первых) в августе 1990 года. Но это уже другая история.

Для более полной картины и подробной характеристики начальника ВПС в ТуркВО полковника В.К.Цмыкала привожу письменную характеристику этого «деятеля» со стороны ещё одного подчинённого полковника В.К.Цмыкала — командира в/ч 58154(полк ПС-Ташкент) полковника Ю.М.Хомякова:

1.Как специалист-организатор правительственной связи — нулевой. Решать с ним вопросы по организации связи было просто не возможно, как и с его командой, а приходилось их решать с офицерами Главкомата во главе с генералом  Ф.Н.Волковым в г. Баку. На инспекторских ТСУ в 1998 и в 1999 годах вопросы по организации связи оперативно и грамотно решались с офицерами Центрального аппарата, а не с полковником В.К. Цмыкалом. Это была не его тема.

2.Как руководитель и воспитатель подчинённых. Любой разговор с ним – это пытка. Основной целью таких бесед  было унизить человека, заставить его оправдываться, загнать в угол пустыми вопросами в надежде услышать глупые ответы. Он старался, сильного человека — сломать, слабого — уничтожить или полностью подчинить себе.

3.Организаторские способности ограничивались интригами, провокациями, разносами, угрозами и доносами. Своё окружение старался формировать такими же, как он сам. (Очень «сработался» с начальником тыла полковником А.М.Пономарёвым).

4.В делах он был нечистоплотен. При передаче строящегося военного городка в Ташкенте была выявлена астрономическая сумма хищений. Войсковая часть 58154 г. Мары была переведена в Ташкент в 1991 году и размещена в палатках УСБ, а не в благоустроенной казарме, как это значилось по документам. Ведущий инженер и бухгалтер  строительства,  накануне передачи городка были уволены, получили угрозы и «рекомендации» держать язык за зубами. В мой адрес, как  принимающего объект, были высказаны угрозы физической расправы со стороны руководства подрядной организации.

Далее полковник Ю.М.Хомяков рассказал мне, что в приёмке объектов военного городка принимал самое активное участие и представитель из центрального аппарата ВПС, тогда ещё полковник Валерий  Монастырецкий. Он лично несколько раз прилетал из Москвы и встречался (пил горькую)  с полковником В.К.Цмыкалом.   На строящихся объектах лично его ни кто не видел. Они (Цмыкал и Монастырецкий) даже придумали афёру с получением очереди, для незаконного приобретения легковых автомобилей в военторге ТуркВО на имя военнослужащего полка ПС в Ташкенте — Валерия Монастырецкого. Так В.К.Цмыкал занимался  открытым подлогом. Полковник  В.Монастырецкий (по липовым документам) даже «послужил» под руководством Ю.М.Хомякова, у него в полку. Он об этом даже не догадывался. Где оказался позднее (в тюрьме) уже  генерал-майор Валерий Монастырецкий, став  начальником финансового управления ФАПСИ при Президенте РФ, можно почитать в материалах  депутата Государственной Думы России Александра Хинштейна. Так, в начале 90-х годов около большого государственного пирога (для его распила) оказались отпетые воры и негодяи. Там был и наш герой-полковник В.К.Цмыкал. Про Валерия Монастырецкого и его лихих начальников из ФАПСИ при Президенте России можно прочитать в статье Александра Хинштейна, которая называется «Секрет связи» и была опубликована в газете Московский Комсомолец №26017 от 17 августа 2012 года.

Моя статья будет не совсем полной, если я не расскажу  ещё об одном вопиющем эпизоде отношения В.К.Цмыкала  к  простым  подчинённым. Это уже будут события в Киеве начала девяностых годов и касаться они будут службы В.К.Цмыкала на должности начальника отдела боевой подготовки в Управлении ПС Украины при командовании им полковником И.И.Балицким. Иван Иосифович Балицкий дружил с семьёй прапорщика О.И.Чирика. Как это водится у друзей, они друг друга приглашают на семейные праздники. Олега Ивановича Чирик с супругой пригласили на день рождения Ивана Балицкого. Олег с женой приготовили подарок, цветы и к указанному времени пришли в квартиру И.Балицкого. Тот открыл дверь и радушно принял гостей, взял подарок и цветы. Затем отвёл Олега Чирик в сторонку и сказал, что прибывший к нему раньше Чирика полковник В.К.Цмыкал, категорически не желает сидеть за одним столом с подчинённым прапорщиком. Балицкий попросил Олега Чирика прийти с женой завтра, и они продолжат торжество без Цмыкала. На это Олег Иванович ответил Балицкому, что ни какого завтра не будет, и убыл с этого мероприятия. На этом их хорошие отношения были завершены. Но этим инцидент не закончился. По иронии судьбы прапорщик О.И.Чирик уже проживал в это время прямо над В.К.Цмыкалом, на 16 этаже жилого высотного дома в городе-герое Киеве. Однажды В.К.Цмыкал пришёл к Олегу Чирику в квартиру  и поднял скандал по поводу того, что тот до сих пор не вставил рамы на лоджии своей квартиры и вода во время дождя якобы протекает к нему на лоджию. Олег Иванович объяснил Цмыкалу, что он пока не имеет возможности, как В.К.Цмыкал, сделать себе бесплатные рамы силами подчинённых полков ПС Украины, то есть, используя своё служебное положение в личных целях. На этот ответ Цмыкал начал хамить и матом послал дочь О.И.Чирика, которая возмутилась поведением соседа из нижней квартиры. Олег Иванович тут же дал ему (Цмыкалу) в «пятак», продолжая за трещины выставил его из своей квартиры. Полковник В.К. Цмыкал на следующий день написал рапорт по факту избиения его подчинённым прапорщиком О.И.Чириком, который тоже написал встречный рапорт и подробно изложил, как было дело, потребовал его зарегистрировать, как положено. Разбирательство продолжалось несколько недель и в результате О.И.Чирик забрал свой рапорт и выполнив это условие начальства  был переведён из подчинения В.К.Цмыкала(из управления ПС Украины) в управление охраны Президента Украины, где и закончил свою службу в начале двухтысячных годов, с почётом, и в звании подполковника.

Ещё одна картина, видимо последняя в этой статье, характеризующая полковника В.К.Цмыкала. Он совершенно не трогал командира  полка в Алма-Ате  полковника В.В.Петриченко, что бы в его полку не происходило, так как боялся полковника Ивана Балицкого, семьи, которых породнились по линии детей. А также он нутром чувствовал, что драпать из ВПС  КГБ  СССР ему  придётся на Украину (так оно и произошло в 1992 году). Вячеслав Васильевич Петриченко уже не сможет нам добавить ни плохую, ни хорошую информацию по Цмыкалу, так как он умер в городе Ровно в конце 2012 года. Его там помнят, как грамотного и справедливого командира. В 1992 году полковника В.В.Петриченко, по поручению начальника ВПС в ПрикВО полковника В.Г.Чихранова, я  лично представлял на полк ПС в городе Ровно(как куратор этой части), будучи зампотехом войск ПС в ПрикВО. Вот как в жизни бывает.

В заключение моей очередной статьи, хочу с большим сожалением отметить, что командовали нами зачастую безграмотные «арапы Петра Великого».  Они  не могли три слова связать и чётко по военному  доложить  своё решение, и озвучить план боевого применения войск ПС в округе или группе войск, да так чтобы командирам частей было предельно ясно, что от них хотят, и к какому времени.  Во время доклада своих подчинённых, они  изображали из себя «Наполеонов», но сами были очень  далеки от правительственной связи и от своих подчинённых.

Так чем же закончили, наши  бывшие начальники войск ПС свою жизнь? Полковник  в отставке Г.В.Полынский в городе Одесса во время личной  ссоры с женой убил её по неосторожности (молотком), а сам открыл газ на кухне и отравился им. Как не взлетел на воздух большой  жилой дом, я не знаю. Видимо жители дома, и его сын не включали электричество, почуяв запах газа.

Наш Юрий Михайлович Лизунов, попав в ЮГВ, очень  крепко подсел на бесплатный коньяк из погребов Будафока и через пару лет, его долбанул сначала один инфаркт, затем другой и вскоре инсульт. И, тем не менее, руководство ВПС нашло возможным, продержать этого алкоголика на территории ВНР в занимаемой должности ещё около полутора лет. Прожил  он  на пенсии совсем не долго. Я обратил внимание, что при употреблении спиртного  он почти не закусывал. Как человека его  жалко. Возникает вопрос к кадровикам наших войск, а куда они смотрели, направляя целого полковника в ЮГВ, который  уже был хроническим  алкоголиком. Ну, а на халяву, говорят, и уксус сладкий. Это выдержать может не каждый, а он  уже был хронически болен и его, всем курам на смех, всё равно  отправили на должность начальника ВПС. Да ещё куда? В Венгрию (поближе к коньячным погребам Будафока). А результат  один — смерть сразу после ухода на заслуженный отдых в парализованном состоянии. Кому наши кадры сделали хорошо? Видимо близким  и родственникам этого офицера.

Наш большой интриган (этому он научился у Ю.М.Лизунова) и самый слабый из всех начальников войск ПС в  Средней Азии, полковник в отставке В.К.Цмыкал, вместо того чтобы ответить за художества при строительстве военного городка  в Ташкенте, проживает в красивейшем городе Европы, столице Украины — Киеве. В своей не состоятельности  виноват не он. Виноваты кадровики, которые  направили офицера имевшего посредственные навыки и не командовавшего полком на вышестоящую должность — начальника отдела ВПС в ТуркВО. Его временное замещение Ю.М.Лизунова в ЮГВ совершенно не пошло ему на пользу. Как он был НШ, 7-го полка в Сколе, таковым и остался. Он  мучился сам и мучил своих подчинённых. Бог ему судья.

В конце своей статьи, чтобы исключить целый ряд вопросов к автору типа, а почему я не опубликовал эти материалы раньше и именно в таком ключе, хочу высказать несколько аргументов в свою защиту.                                        Аргументы следующие:

           -видимо надо было оценить обстановку в нашей стране и в её специальных войсках правительственной связи, которые долгое время прятали под связистов Министерства обороны и не принято было о них говорить и писать;

-надо было созреть морально и собрать фактический материал из разных источников, разных регионов и от разных сослуживцев, которые не участвовали в художествах описываемых «героев» (дабы, кто нарушал законы, и моральные правила вместе с ними не дадут против себя нужные мне материалы);

-хотелось подробнее разобраться в том, откуда появились наши «герои» и кто их покрывал?

-пришлось поднять интересные материалы, в которых описаны события с 1990 по 2003 годы. Тогда правительственная связь оказалась во власти великих  полководцев, служебному росту которых позавидовал бы сам маршал Советского Союза Г.К.Жуков. От подполковника резерва КГБ (в 1986 году) в условиях мирного времени, до генерала-армии в 1998 году вырос наш Генеральный Директор ФАПСИ при Президенте России А.В.Старовойтов, который якобы почти создал АНБ (в России), по типу США.  При этом генералов было «выращено» с 5-8 человек при СССР, до 150-156 человек в 1998 году, в нищей к этому времени России. Нищей — стараниями сумасброда и пьяницы  Б.Н.Ельцина и его молодых реформаторов типа Гайдара, Чубайса и прочей мрази (работающей на ЦРУ и  МИ-6). О работе ФАПСИ и её руководителей в эти годы написаны статьи, которые я указал в своих материалах. Там много интересного о том, как это ведомство превратилось в мощное бизнес сообщество по распилу больших государственных средств. Однако окончательные решения по злоупотреблениям в ФАПСИ до сих пор не приняты ни кем. Творите господа что хотите и Вас не тронут. Но творить надо очень серьёзно, по крупному. За мелочи — тюрьма.

-надо было проанализировать, а что  осталось от войск ПС в настоящее время и к чему они готовы реально в современной обстановке, подарив Украине практически всю технику связи, выводимых из стран участниц Варшавского Договора частей ПС? Оказывается, подумать об этой технике было некому, да и места  для её размещения просто не нашлось. Мы же Ватикан, а не Россия. Наши «горе» стратеги пошли по пути Генштаба МО СССР, когда тот подарил  Казахстану 1000 танков, выведенных из Европы. Места в России для танков  тоже не нашлось.

-поинтересуйтесь у своих друзей и сослуживцев из войск ПС (как это сделал я), когда у них были последние большие учения и что было развёрнуто на просторах нашей страны? (Какие линии, какими средствами, сколько опорных узлов и полевых узлов ПС  развёрнуто на учениях, сколько техники было переброшено по железной дороге и авиацией и т.д. и т.п.?). Боюсь, что ответ, нас ветеранов войск правительственной связи семидесятых и восьмидесятых годов просто расстроит. Особенно про Европейское направление.

-хочется напомнить всем руководителям нашей, нужной России системы ПС, что во времена интернета и современных технологий прославить Вас как толковых, вдумчивых и грамотных специалистов очень просто, но также просто описать всё негативное (притом на весь мир), чем грешат наши большие начальники. Особенно когда они забывают, что находятся на службе государства и грабить его противозаконно.

-полагаю, что интересно будет всем узнать ответ наших «стратегов» (генералов О.В.Иванова, Ю.Д.Измайлова, А.В.Старовойтова) о необходимости развёртывания полка (сейчас центра) в Барнауле (где рядом прекрасная охота в Алтайской тайге, а А.В.Старовойтов  большой любитель пострелять дичь). С кем они там собрались воевать? Китай далеко и отношения с ним самые дружественные, а Казахстан, тем более дружественное нам государство. Ни какой стратегией здесь не пахнет. Всё очень просто! Ну а часть в Адлере просто «напугала» весь Черноморский регион своим присутствием (особенно Турцию и Иран). Реально, турецкие и американские корабли, которые спокойно гуляют по Чёрному морю, во время «Ч» просто уничтожат её с моря не дав выехать технике из автопарка  на единственную дорогу, которая идёт вдоль моря. И здесь всё объясняется очень просто, поинтересуйтесь,  сколько стоит участок земли на побережье Чёрного моря? Удивительно, на  сколько, были прозорливы «стратеги» из ФАПСИ, предугадав ещё за 20 лет Зимнюю Олимпиаду 2014 года. Интересно узнать, а с кем должен был воевать полк в Кисловодске? Из этого «отростка» в боевой обстановке просто не выбраться, но война не причём, а там оказывается прекрасный санаторий, купленный ФАПСИ (Жемчужина Кавказа). Недавно (в 2013г.) этот полк сокращён.

-на сколько, не порядочными были наши начальники, говорят и такие события, когда подполковник М.П.Еронин (в ЮГВ) лишь немного прикрыл выдачу дармового венгерского коньяка полковнику Ю.М.Лизунову, как тот начал его прессовать по всем направлениям, даже подключив «карманные» политические органы. Эти «ребята» друг друга чётко поддерживали. Как это, их ограничили в бесплатном венгерском коньяке? Это же уму непостижимо. А закончилась дармовщина для  Ю.М.Лизунова сначало в госпитале, а затем и на кладбище.

Хочется обратиться к перспективным офицерам с советом — быть профессионалами своего дела и тогда люди пойдут за Вами в огонь и в воду. Цените и уважайте хороших людей и боритесь с негодяями. А ещё простой житейский совет, кроме службы. Ваши подчинённые  должны достойно и с пользой для здоровья, и общего развития отдыхать. Вы обязаны всё это организовать на самом хорошем  уровне. Тогда имеете полное право  потребовать от подчинённых  высокой отдачи. Прилагаю несколько снимков.

Все материалы моей статьи, полученные от моих корреспондентов письменно, задокументированы, как положено по закону.

С благодарностью к Вам, полковник ФСБ РФ в отставке Валерий Лукьянов.

Бывший командир полка ПС во Фрунзе с 1986 по 1990 и с 1993 по 1995 годы.                                      Январь ,2014 год.

Фото061

Дом(24+12 квартир) стоит углом,  а за ним на одной линии, вверх стоит ещё одна 24-х квартирная секция в три этажа.1997 год. Бишкек.

Фото080

А это наш штаб полка. В нём имеется и малый  стационарный УПС. Снимок сделан в 2012 году в день принятия Присяги  личным  составом  в/ч 64479.

Фото025

Начальник ВПС в САВО полковник Ю.М.Лизунов и начальник ПО полковник Амриев.1982 год. Около моей техники .Капчагай. Казахстан.

Фото023

Целый десант полковников из Москвы и отдела войск ПС в САВО во главе с начальником штаба ВПС КГБ СССР генерал-майором А.Г.Беда. Фрунзе.1983 год.

Понравилась статья, напишите комментарий и расскажите друзьям

Friend me: