Александр

22.08.1997

КОНЕЦ СВЯЗИ-2

— У тебя что, загиб матки? — Вопрос генерального директора ФАПСИ Александра Старовойтова прозвучал столь резко, что я невольно оторопел.

Еще совсем недавно этот уважаемый человек, действительный член Академии инженерных наук и Академии криптографии, профессор, доктор наук, заслуженный деятель науки и техники, вел себя со мной совершенно иначе. Был сама любезность и чуть ли не предлагал дружить домами.

Теперь же генерал-полковник словно переродился:

— Какие, на хрен, документы тебе отдать? Они все «грифованные»! Я не пресс-секретарь!

Страшно захотелось бросить телефонную трубку, но я сдержался:

— Александр Владимирович, странно видеть такую перемену. Раньше выражений типа «загиб матки» вы не употребляли.

— Ты чего? Обиделся, что ли? Вот чудак! Это ж я по-дружески. Когда с тобой официально ведешь себя — обижаешься. По-дружески — тоже не нравится… Все, что обещал, — сделаю. Я свое слово держу.

Видимо, дружба по-генеральски чем-то отличается от нормальной дружбы. Равно как и честное генеральское слово.

Слово генерала ФАПСИ не стоит ни копейки. В этом я имел возможность убедиться лично, познакомившись с генеральным директором Федерального агентства правительственной связи и информации при Президенте России Александром Владимировичем Старовойтовым.

Ретроспектива: Милый дедушка, Борис Николаич, забери меня отсюда…

 Для начала — немного ликбеза…

Федеральное агентство правительственной связи и информации при Президенте — организация серьезная. Спецслужба, созданная на обломках КГБ.

В руках ФАПСИ — электронная разведка, криптография, дешифрование. Бесчисленное множество проводов и кабелей правительственной связи.

Между тем нравы в этом ведомстве весьма далеки от академических.

О том, в каком болоте коррупции погрязло руководство ФАПСИ, я рассказал в материале «Конец связи, или Вертушка в „Матросской Тишине“, вышедшем в „МК“ 8 апреля.

Разумеется, я предполагал, что верхушка этой спецслужбы (и гендиректор Старовойтов в первую очередь) всеми силами попытается «очиститься» от выдвинутых в их адрес обвинений.

В самом деле, кому хочется признавать, что огромные суммы бюджетных денег уплыли из ФАПСИ в неизвестном направлении. Что, пока большинство военнослужащих агентства мыкается без зарплаты и жилья, руководство ФАПСИ жирует за государственный счет.

Что аферы и комбинации совершаются здесь с частотой, которой могли бы позавидовать преступные чикагские синдикаты.

Что арестованный за хищения в особо крупных размерах начальник Финансово-экономического управления ФАПСИ Валерий Монастырецкий действовал не в безвоздушном пространстве. А как минимум при попустительстве и покровительстве Старовойтова. (И не он один.) И тэ дэ. И тэ пэ.

Как и ожидалось, Старовойтов действительно принялся «отбиваться». Вину за вещи, отрицать которые просто глупо, он переложил на других. От всего остального открестился.

Но КАК! Ладно бы он врал только мне. Но президенту!

Через день после выхода статьи в «МК» коллегия ФАПСИ написала Ельцину письмо «с просьбой разобраться в ситуации, складывающейся вокруг Федерального агентства». (Громче всех «держи вора!», известно, кричат сами воры.)

Прочитав это послание, я невольно надул щеки от гордости. Оказывается, во всех бедах ФАПСИ виноваты не зажравшиеся генералы. А я. (Во как!) Цитирую:

«В СМИ („МК“, „Независимая газета“ и др.) развернута целенаправленная, беспрецедентная в истории российских спецслужб кампания по дискредитации руководства ФАПСИ. При этом в ход идет весь арсенал недозволенных приемов и методов — от передергивания фактов и событий до грубой клеветы и организации утечки конфиденциальной информации.

Все это дезорганизует нормальную деятельность федеральных органов правительственной связи и информации».

Что же это за спецслужба, если её работу может «дезорганизовать» горстка писак с незаконченным высшим образованием и сомнительным происхождением?

Впрочем, они всему находят объяснение. Оказывается, я и мои коллеги действуем по заданию темных сил.

«Нельзя сбрасывать со счетов попытки иностранных спецслужб дезорганизовать работу ФАПСИ любыми доступными методами, включая втягивание в публичную дискуссию в СМИ», — говорится в письме.

Резюме такое: «Просим Вас, глубокоуважаемый Борис Николаевич, лично рассмотреть сложившуюся ситуацию».

Выходит, нет ничего удивительного в том, что вскоре Александр Старовойтов изъявил желание встретиться со мной.

Ибо я фигура столь значительная, что на меня жалуются самому президенту.

 

Друг в беде не бросит, лишнего не спросит

Мне до сих пор не ясно, кто же я: агент иностранных спецслужб или наймит ФСБ.

В приводимом выше письме версия одна. В разговоре же со мной Александр Владимирович неоднократно убеждал в обратном: «Все понятно. Материалы тебе отдали мои соседи».

Поначалу вел себя Старовойтов исключительно любезно. На все мои бестактные вопросы терпеливо рассказывал, как нелегко работается в ФАПСИ. Апеллировал научными и математическими терминами. (Иногда, правда, выходил из роли и угрожающе сверкал очами, но тут же брал себя в руки.)

— Давай нормально сотрудничать, — говорил он. — Я тебе отдам ТАКИЕ материалы! Твоим друзьям на Лубянке и не снились.

Из рассказа генерал-полковника выходило, что весь компромат сфабриковали специально, потому что он (Старовойтов) многим мешает. Своей принципиальностью и профессионализмом.

Что же касается конкретных обвинений… От всего, что связано с именем бывшего начальника Финансового управления ФАПСИ Валерия Монастырецкого, он открестился. («Пусть разбирается следствие».) Остальное отрицал.

Доходило до смешного: Старовойтов, например, клялся, что у него нет ордена «За заслуги перед Отечеством» 3-й степени. (В статье говорилось, что в течение полугода ему дали 3-ю и 2-ю степень ордена, хотя по статуту перерыв между степенями должен быть не менее трех лет.) Тогда как я своими глазами видел указ о присвоении ему награды. Правда, «закрытый» — «за выполнение спецзадания».

Встреча же наша закончилась весьма знаменательно. Когда Старовойтов понял, что любви у нас не получится, стесняться он перестал.

«Загиб матки» пришел на смену душистому чаю и шоколадным конфетам, которыми он так усердно потчевал меня в своем просторном кабинете.

 

Тайна железного сейфа

Весной нынешнего года следователи Генпрокуратуры, ведущие дело Монастырецкого, провели обыск в кабинете бывшего председателя правления доверенного банка ФАПСИ «РАТО» Потапова.

Глазам их предстало НЕЧТО: в сейфе Потапова лежал сенсационнейший документ (недаром банкир долго отказывался открывать сейф, утверждая, что забыл шифр). Сводная ведомость вкладчиков банка от 22 февраля 1996 года.

Согласно документу, на личном счету гендиректора ФАПСИ Александра Старовойтова лежала… 161 тысяча 983 доллара 24 цента. На счету его супруги, Татьяны Старовойтовой, — 100 тысяч «зеленых» ровно.

Откуда у генеральской семьи такие деньги? Чтобы скопить 261 тысячу «баксов», Старовойтову пришлось бы минимум 20 лет откладывать свою директорскую зарплату, не тратя ни копейки.

Вопросов море. Ответов нет. После неудавшейся «вербовки» господин Старовойтов не желает больше общаться с автором этих строк.

Покров тайны спал с генеральских счетов, когда в стране шла объявленная президентом борьба с коррупцией. Б.Н. клялся, что федеральные чиновники, которые не в состоянии объяснить, откуда у них взялись счета с большими нулями, будут с позором уволены.

Прошло четыре месяца. Старовойтову хоть бы хны. Ни 261 тысяча долларов, никакие другие смертоносные разоблачения не могут выбить его из седла. Гендиректор ФАПСИ был, есть и будет (есть)…

И если вы думаете, что таинственные счета — единственное, за что можно снять Старовойтова, то жестоко ошибаетесь.

Ниже — рассказ лишь о нескольких «достижениях» ФАПСИ. Возможно, прочитав материал, вы сумеете понять, откуда же появились эти злополучные тысячи «баксов».

 

Живые трупы и мертвые души

Квартиры и дачи — это адамово яблоко наших дней. Такое ощущение, что едва ли не каждый второй золотопогонник занимается только тем, что одаривает драгоценными метрами жилплощади себя, своих родных и верных соратников-подхалимов.

ФАПСИ — не исключение. Практически всем местным генералам за бюджетные деньги были куплены шикарнейшие квартиры в престижных районах. За ценой не стояли: ради генеральского благополучия ФАПСИ оплачивало даже услуги риэлторских фирм и посредников. (И это притом что на протяжении нескольких лет агентство никак не может возвести дом на Беломорской улице для сотрудников рангом пониже. Пустыми бойницами окон высится здание на проспекте Вернадского — один из недостроенных объектов ФАПСИ.)

На майоров и полковников денег нет. На генералов — сколько угодно. К примеру, руководителю секретариата Старовойтова генерал-лейтенанту Ивану Шепотько была предоставлена квартира общей площадью 110 кв. метров на Скаковой улице (д. 5, кв. 211). Обошлась она примерно в миллиард семьсот тысяч (!) рублей; миллиард шестьдесят восемь — номинал, плюс проценты за взятый в «Онэксим-банке» кредит.

(Ладно бы генерал-секретарь скитался по подвалам. Нет же: он владел современным трехкомнатным жилищем в Орехове-Борисове общей площадью 77 кв. метров. Но, понятно, хотел большего.)

Всего же ФАПСИ приобрело в новом кирпичном доме на Скаковой аж три квартиры. Первую для Шепотько. Вторую, однокомнатную, ценой в 600 миллионов, для тещи Монастырецкого Пономаревой. (К агентству никакого отношения не имеющей.)

Третью… Невероятно, но факт: третья, аналогичная шепотькинской, квартира досталась… прапорщице. Призванной на воинскую службу 59 лет от роду.

В решении жилкомиссии ФАПСИ говорится, что прапорщица Теплова долгие годы прослужила верой и правдой в Ульяновском центре правительственной связи. А посему достойна обрести покой в тихом уголке близ Белорусского вокзала.

На поверку, однако, это оказалось очередной ложью: 59-летняя Теплова была оформлена на работу в ФАПСИ буквально за пару месяцев до выделения ей жилья. На должность делопроизводителя. И ни в каком Ульяновском ЦПС никогда не трудилась. Не удивлюсь, если выяснится, что она вообще не знает, что такое ФАПСИ.

Загадка разгадывается просто: прапорщик Теплова — родная сестра одного из руководителей Управления делами президента РФ. Видимо, самому руководителю было не с руки давать квартиру нуждающейся сестре и он попросил о «маленькой» услуге Старовойтова.

Александр Владимирович с заданием справился на «отлично». В свою очередь и руководитель не остался в долгу. Одна из квартир в доме Управления делами по Проточному переулку, 11, была отдана в распоряжение агентства. Ее счастливым обладателем стал заместитель Старовойтова генерал Орлов (рассказ о нем ниже).

Сестры — бич ФАПСИ. Я уже рассказывал о том, как сестра гендиректора Надежда Старовойтова получила от агентства «неплохую» квартирку на улице Гарибальди. ФАПСИ заплатило за неё около 130 тысяч долларов.

Конечно, никаким боком к ФАПСИ Надежда Старовойтова не стояла. Поэтому стоило только ревизорам КРУ Минфина раскопать этот совершенно незаконный факт, как Старовойтов отобрал у сестры жилье, купив ей из личных сбережений новое — на Рублевском шоссе. В покинутые пенаты вселился очередник ФАПСИ (вот подфартило человеку!).

В беседе со мной Старовойтов так объяснял случившееся: дескать, его сестра Надя долгие годы проживала в Набережных Челнах. Стала инвалидом на производстве — её обожгло в цеху. Превратилась в настоящий живой труп. И тогда жена Александра Владимировича сказала: «Как же тебе не стыдно! Родная ведь кровь. Надо забрать сестру-инвалида в Москву и о ней заботиться».

Александру Владимировичу действительно стало стыдно, и он забрал сестру в Москву. Попросил решить вопрос с жильем своего зама — генерал-лейтенанта Орлова. А тот взял и купил ей очень дорогую квартиру. Специально. Потому что Орлова — он так думает — «завербовало» ФСБ и он решил Александра Владимировича подставить…

Когда Старовойтов рассказывал эту душещипательную историю, в глазах у него стояли слезы. Грешным делом, я и сам проникся судьбой несчастной сестры и даже начал жалеть, что обидел такого хорошего человека…

…Если когда-нибудь генерал Старовойтов останется без работы, он всегда может устроиться в любой, даже самый престижный театр и срывать там шквал аплодисментов. Актерские способности генерала заслуживают всяческого восхищения.

На самом деле, его сестра не более «живой труп», чем он сам. Это вполне жизнерадостная, общительная женщина.

Такой же «липой» оказалась и другая часть история. В переданной мне в ФАПСИ справке, которую подписал зам Старовойтова генерал-майор Турчанинов, говорится:

«Узнав о стоимости приобретенной квартиры, гендиректор дал распоряжение немедленно расторгнуть сделку. Жилищный вопрос Старовойтовой Н.В. был решен В МАЕ 1996 года за счет средств семьи».

Однако в банке данных Комитета муниципального жилья Правительства Москвы информация другая. Квартира № 131 по ул. Гарибальди, 36, принадлежала Надежде Старовойтовой с 6 декабря 1995 года по 31 января 1997 года. То есть 14 месяцев.

Что-то уж больно долго гендиректор ФАПСИ «немедленно расторгал сделку».

…Давно известно: для того чтобы уйти от ответственности, нужно свалить вину на другого. (В психиатрии подобное поведение называется инфантилизмом.)

А если этот самый другой вдобавок не в состоянии себя защитить — о таком варианте можно только мечтать.

 

«Они могут сделать все, что им угодно»

На протяжении долгого времени зам по тылу Александр Орлов был одним из самых доверенных людей Старовойтова.

Но в июне 96-го генерал-лейтенант ушел в отпуск. И оттуда уже не возвращался. В его отсутствие Старовойтов собрал коллегию ФАПСИ, которая признала работу ХОЗУ «неудовлетворительной». Орлов был уволен.

Говорят, что генерал скрывается то ли за рубежом, то ли в странах СНГ. Боится Старовойтова. Он отлично понимает соль популярной киношутки: «Один мой знакомый, кстати покойный, говорил: „Я слишком много знал“.

Орлов и вправду знает очень много того, о чем Старовойтов предпочел бы забыть. Именно его подпись, например, стоит под актом приемки квартир № 22 и 23 в доме на улице Вересаева (от 24.11.94). В документе генерал Орлов фигурирует как «инвестор».

Дом № 6 по улице Вересаева — одно из наиболее роскошных и престижных зданий, построенных в 90-е годы в столице. Меньше миллиона долларов квартира здесь не стуит. (Генерала Монастырецкого арестовали в апартаментах этажом ниже. Заплатил он за них миллион триста тысяч «зеленых».)

Хотелось бы узнать: от имени кого Орлов расписывался за сдвоенную квартиру, с 6 туалетами, 4 ваннами и 5 лоджиями? Особенно если учесть, что для себя он уже купил квартиру № 55 (в этом акте Орлов выступает не как инвестор, а как владелец).

Орлов — человек военный. Что такое ранжир, понимал отлично… (Александр Владимирович, догадываетесь, о чем я?)

Надеюсь, рано или поздно генерал-изгой все-таки окажется в зоне досягаемости и поведает нам о закулисной жизни руководства ФАПСИ. Пока же придется довольствоваться одним — сенсационным письмом Орлова, которое попало нам в руки. Этакие «записки из подполья».

Из повествования экс-зама выходит, что к лету 96-го года у них со Старовойтовым окончательно испортились отношения. Произошло это по ряду причин.

Во-первых, за ударную работу по созданию Ситуационного центра Президента РФ первый вице-премьер столицы Ресин предложил Ельцину присвоить Орлову звание генерал-полковника. Б.Н. согласился. То, что золотое шитье погон — больное место Старовойтова, общеизвестно. Несколько раз шеф ФАПСИ пытался «пробить» самому себе погоны генерала армии, но все безрезультатно. Возможность появления в агентстве второго генерал-полковника, конечно, его сильно разозлила.

Во-вторых, в апреле 96-го ФСБ арестовала верного соратника Старовойтова — финансиста Монастырецкого. Гендиректору нужно было найти «козла отпущения», продемонстрировать президенту, что не только Лубянка борется с неполадками. Он сам готов наказывать «зарвавшихся» генералов, невзирая на лица.

В-третьих, Орлов будто бы потребовал забрать из доверенного ФАПСИ «РАТО-банка», который вот-вот должен был развалиться, 25 миллиардов рублей. У Старовойтова же были на «РАТО-банк» иные виды. (Ага!)

Все это привело к тому, что, по признанию Орлова, начальник Службы безопасности ФАПСИ Лыков несколько раз настойчиво порекомендовал ему подать рапорт об отставке. Орлов отказывался, требуя, чтобы об этом сказал сам Старовойтов.

Но Старовойтов поступил хитрее. Цитирую:

«Он (гендиректор. — А.Х.) отвел меня в угол кабинета и тихим голосом сказал: „Давай догуливай отпуск за прошлый год, поезжай на Украину, будь там и не вздумай «дурить“.

Это как раз совпало по времени с рассмотрением судом изменения меры пресечения Монастырецкому. «Понимаешь, к тебе могут быть вопросы и ко мне (Старовойтову А.В.), поэтому давай, чтобы через сутки тебя здесь не было. Пока ты будешь отсутствовать, мы постараемся дело Монастырецкого развалить».

Орлов не осмелился перечить боссу. Что произошло дальше — вы знаете. Уже опозоренный, он вернулся домой в июле. И тут:

«Когда стало известно о моем нахождении в Москве, последовал звонок от Шепотько И.С. (начальник секретариата ФАПСИ, хозяин квартиры ценой в миллиард семьсот тысяч. — А.Х.) одному из моих подчиненных с угрозой: „Пусть убирается отсюда, иначе его сегодня или мы, или ФСБ прихватим“. Поэтому я принял решение „уйти в подполье“.

Они могут под маркой выполнения поручения ФСБ произвести захват, вывезти куда-нибудь и сделать все, что им угодно. А затем сослаться, как обычно, на «разборки». Причем сделать это могут не собственной «бандой», а кого-то просто нанять.

Они (Старовойтов А.В. и его ближайшие пособники Лыков А.И. и Шепотько И.С.) думают, что я обладаю какой-то информацией о Старовойтове А.В. и якобы все передам в следственные органы».

Теоретически я готов допустить, что откровения Орлова не более чем плод больного воображения. Но даже в этом случае здесь есть над чем подумать.

Что же за нравы царят в спецслужбе, где генерал-лейтенанты уходят в бега, серьезно опасаясь за свою жизнь? Такого не было со времен Ежова-Берия.

Если уж генерал КГБ боится стать нежелательным свидетелем, значит, не все так гладко в ФАПСИ, как это хотел бы показать Александр Старовойтов.

 

Самолет-убийца

Еще одна неприятная для Старовойтова история связана с «РАТО-банком». Тем самым, где на своих счетах он держал 261 тысячу долларов.

Как видно, отношения генеральской верхушки с уполномоченным банком ФАПСИ были более чем неофициальными. Именно в депозитарии «РАТО-банка» главный финансист агентства Монастырецкий хранил чемодан, набитый долларами и марками на общую сумму в 1,5 миллиарда рублей. (Тяжелый кейс был изъят в ходе обыска.)

Именно в «РАТО-банке» находился счет старовойтовского сына Дмитрия, крупного бизнесмена, работающего в несметном количестве фирм. (Я спросил у одного из его руководителей: «Зачем вы взяли Старовойтова на службу? Он же приходит только за зарплатой». — «Папа попросил», — ответил тот.)

Именно через «РАТО-банк» ФАПСИ перегоняло свои деньги. Доходило до того, что генералы попросту заставляли подведомственные им организации открывать там счета. Скажем, в конце 95-го года Монастырецкий вынудил одну из фапсишных структур ЦИТиС начать работу с «РАТО», хотя ЦИТиС давно и плотно сотрудничал с «Автобанком» и даже был в составе его учредителей.

Руководители спецслужб — люди расчетливые. Просто так они ничего не делают…

Но вернемся к нашему рассказу.

В декабре 1995-го ФАПСИ перевело в «РАТО» 28 миллиардов бюджетных рублей. Деньги эти, как водится, были целевыми и предназначались для компенсации потерь от отмены таможенных льгот.

По назначению, однако, ушло только немногим более миллиарда. 26,8 остались в банке.

Что происходило с этими деньгами дальше — неизвестно. Если следовать курсу экономической теории, прочитанному мне на журфаке МГУ, рискну предположить, что банк пустил их в оборот. «Мертвый» капитал и даром никому не нужен.

Но случилось непредвиденное: 12 апреля 96-го года ФСБ арестовала генерала Монастырецкого. Стало очевидно, что эпизод с исчезновением «таможенных» миллиардов попадет в руки следствия.

Тогда-то и была разыграна блестящая комбинация, остроумию которой позавидовала бы любая акула с Уолл-стрита: ФАПСИ решило купить у «РАТО-банка»… самолет. За 11 миллионов долларов (или 55 миллиардов рублей).

В беседе со мной Старовойтов утверждал, что самолет Як-42М они приобрели у банка, чтобы не потерять бюджетных денег и вернуть хотя бы что-то.

Я ему не верю. Думаю, генералами двигала не бережливость, а элементарный страх.

Придуманная афера была проста: часть «крутящихся» в «РАТО-банке» денег оформлялась как плата за самолет, который «РАТО» в свою очередь приобретал у другой фирмы, имеющей финансовые обязательства перед его партнером, — АОЗТ «Универсал».

Вдобавок агентство заставило свои подведомственные организации (НТЦ, ЦИТиС, ЦНКТ, МО ПНИЭИ, НПО «Автоматика») перевести на счета дружескому «РАТО» «Универсалу» ещё несколько десятков миллиардов. Тоже за самолет.

Одним разом гибли два зайца: «отмывались» потерянные деньги, а в «РАТО-банк» закачивались новые капиталы. Дело в том, что банк постепенно разваливался и всеми силами его следовало оставить на плаву. (Впрочем, в итоге «РАТО» все равно лопнул. В 1997 году Центробанк отобрал у него лицензию.)

Возможно, самолет был и вправду нужен ФАПСИ. Как говорится в справке Главного управления войск правительственной связи, его наличие значительно улучшило бы контакт между войсками правительственной связи и частями радиоразведки. Кроме того, необходимо в кратчайшие сроки протягивать связь в районы, где произошли какие-либо ЧП (землетрясения, теракты и т.п.), а без воздушного пункта управления (сокращенно ВПУ) сделать это невозможно.

Но нужен был именно самолет, а не старая рухлядь, которую за бешеные деньги получило агентство. Вот что следует из технической документации этого «суперсовременного» лайнера:

«Левый двигатель самолета выработал ресурс и требует профилактики; правый двигатель в 1994 году прошел восстановительный ремонт; средний двигатель в 1994 году заменен на другой, прошедший 2 капремонта».

Специалисты ОКБ им. Яковлева, к которым я обратился за консультацией, сказали, что при таких характеристиках в самолет нужно вложить ещё миллиона три долларов: каждый движок «тянет» на 900 тысяч «баксов» плюс прокачка всей системы.

Но и этого мало. Как удалось выяснить, до ФАПСИ самолет регулярно переходил из рук в руки. Использовался он в основном для перевозки цветных металлов. Причем однажды при перелете из Югославии у него загорелся двигатель, и Як пришлось срочно сажать.

После чего лайнер в аварийном состоянии был брошен на запасной стоянке липецкого аэропорта, где его разбирали на запчасти. С 1995 года он ни разу не взлетал в воздух.

Для того чтобы перегнать ВПУ из Липецка в Москву на быковский авиазавод, фапсишникам пришлось обращаться за помощью к летчикам-испытателям. Перед операцией «камикадзе» специально привезли с собой недостающего комплектующего оборудования на сумму более 1,5 миллиарда рублей.

В феврале 97-го самолет с грехом пополам прилетел в подмосковное Быково, на авиазавод № 402. Однако документов на право владения им у ФАПСИ отчего-то не оказалось. Что и насторожило ревизоров КРУ Минфина.

Начальник Главного управления правительственной связи ФАПСИ генерал-лейтенант Андрей Пономарев убеждал меня, что документов на Як они не получили потому, что таковы правила: до ввода самолетов в эксплуатацию их никому не выписывают. И лишь только судну дадут летный сертификат, все документы моментально появятся.

А так, уверял Пономарев, самолет в полном порядке. «В любой момент вы можете отправиться в Быково и его увидеть».

Показать мне Як обещал впоследствии и Старовойтов. Специально по селектору связывался с Пономаревым и командным голосом приказывал взять меня на первый же испытательный полет.

Полет состоялся 9 июля. Автора этих строк на борту ВПУ не оказалось. «Не время», — сказал Пономарев. Отчасти я даже благодарен им за обман.

Самолет следовал по маршруту Москва-Ростов-Сочи-Москва, и в аэропорту города Пятигорска с машиной случилось ЧП. Автоматически отключилась подача топлива, и остановился двигатель.

Произойди это в воздухе — жизнь 20 с лишним человек повисла бы на волоске. Им просто повезло.

Неудивительно, что документы на такую рухлядь агентству выдавать отказывались. В Федеральной авиационной службе РФ мне рассказали, что при оформлении документов на самолет ФАПСИ не представило в ФАС целый ряд необходимых бумаг. Как-то: заключение главного инженера РУ ФАС о годности судна к полетам, акт проверки технического состояния. Вместо оригинала договора купли-продажи направили не заверенные нотариусом копии.

Лишь под давлением Старовойтова директор ФАС Зайцев приказал зарегистрировать Як в государственном реестре воздушных судов (за № 5062). Произошло это 9 июля. В тот же день самолет-убийца отправился в показательный полет.

(Кстати говоря, никаких документов на право владения судном у ФАПСИ до сих пор нет: в госреестре в качестве хозяина выступает НПЦ «Универсал», эксплуатанта — авиакомпания «Орел-Авиа».)

И еще: мне посчастливилось найти протокол закрытого аукциона от 2 июня 95-го года, на котором казахская фирма «МАДИ» продала некоему АОЗТ «Проминвест» полюбившийся нам самолет. За — 2 миллиона 334 тысячи долларов. Напомню, что через год ФАПСИ купило этот прекрасный Як уже за 11 миллионов.

Стоит ли после всего этого удивляться, откуда у Старовойтова счета в «РАТО-банке». Удивительно другое: почему там так мало денег?

 

Кощей Бессмертный

В какой-то степени происхождение капиталов генерала Старовойтова объясняет в своем «подметном» письме его бывший зам Александр Орлов:

«Все финансы курировал лично гендиректор, и всегда решались финансовые вопросы лично им вместе с Монастырецким, без членов коллегии, замов. Мы могли только просит выделить».

И еще: «Отношения Старовойтов-Монастырецкий, о них все знают. Видели все члены коллегии и руководители главков и управлений. 2,5 года ежедневно, ежечасно вместе, в командировки по стране и за рубеж (нельзя посчитать, учет не велся), охоты постоянные и т.д. Все, только не кропотливая, черновая работа в этот трудный период времени».

Напомню: Монастырецкий обвиняется в расхищении государственных денег. По версии следствия, работая в ФАПСИ, он присвоил не менее 20 миллионов марок и более 3,3 миллиарда рублей. За что и томится в «Матросской Тишине».

Его начальник и друг, генерал Старовойтов продолжает спокойно работать. Дружба в ФАПСИ строится по правилу: сладку ягоду рвали вместе, горьку ягоду я одна.

Все отлично знают, что в хозяйстве Старовойтова без его ведома не проскользнет и мышь. Что он один из самых жестких и авторитарных руководителей сегодняшней России. Что все в ФАПСИ под контролем гендиректора.

Знает и президент, знает и куратор силовых ведомств вице-премьер Куликов, знает и секретарь Совета обороны Батурин.

И даже если на секунду представить, что весь тот беспредел, который творится в ФАПСИ, происходит без ведома Старовойтова, он в любом случае должен за него отвечать. Иначе какой он, к черту, руководитель спецслужбы.

Между тем во всех бедах виноватым оказывается кто угодно, только не Александр Владимирович: Орлов, Монастырецкий, ФСБ. Иностранные спецслужбы, которые заказывают мне пасквильные статьи.

Я даже начинаю думать: уж не заговоренный ли генерал Старовойтов? Обвинения, десятой части которых хватило бы для позорного изгнания любого другого министра, отскакивают от него, как горох от бронежилета.

Говорят, что его очень любит президент. То ли за помощь во время выборов (именно ФАПСИ разработало систему ГАС «Выборы», с помощью которой велся подсчет голосов). То ли за то, что он может всех подслушивать. То ли потому, что он знает что-то такое, чего бы некоторые кремлевские горцы не хотели услышать прилюдно.

Чем иным, кроме как магическим волшебством, объяснить такую метаморфозу: пока армию сокращают со свистом и кровью, ФАПСИ реформируется по собственным правилам. Чисто шулерским.

Предполагается, что до 2001 года численность военнослужащих и вольнонаемных сотрудников агентства станет на 40 процентов меньше. Получать же денег Старовойтов, напротив, хочет больше.

«Представляется неоправданным стремление руководства ФАПСИ к значительному увеличению бюджетных затрат в период 1998-2005 годов (в 1997-м — 2,996 триллиона рублей, в 1998-2005-м — 10-11 триллионов). Это нереально для экономики государства», — сказано в заключении, подписанном ответственными лицами Совета обороны.

В отличие от ответственных лиц, я Старовойтова понимаю. Его стремление к увеличению бюджета совершенно оправданно. Как же иначе шиковать и пировать?

Ему ведь все равно ничего не будет. Он — заговоренный.

Глупо надеяться, что, прочитав эту статью, генерал Старовойтов моментально подаст в отставку.

Напротив, он будет в очередной раз кричать, что все это ложь и клевета. Что материалы сфабрикованы врагами России и его личными завистниками. И что врагу никогда не добиться, чтоб склонилась его голова.

Стоит ли? Рано или поздно Старовойтову все равно придется уйти. Сейчас ещё — на заслуженный отдых. Потом…

Сказочники утверждают, что любое, даже самое могущественное волшебство когда-нибудь кончается. Карета превращается в тыкву. Кучер — в мерина. Пажи — в хищных крыс.

Вопрос в одном: как скоро развеются чары? Что-то уж больно долго длится это чертово колдовство…

Р.S. Между прочим, в «Матросской Тишине» вертушек нет. Это я так, на всякий случай.

 

До скандала со швейцарскими счетами кремлевских горцев, получившего название «дело „Мабетекс“, оставалось ещё добрых два года.

«Мабетекс» рванет в 99-м, когда, по запросу генпрокурора Скуратова, швейцарская прокуратура проведет серию обысков и вскроет миллионные банковские счета российских чиновников. Этот скандал будет стоить Скуратову должности и едва не приведет к революции…

Уже после «Мабетекса» многие зададутся вопросом: почему, какого рожна сановники оформляли счета на свои имена, ведь гораздо проще и безопаснее — найти подставных исполнителей. Я знаю ответ на этот вопрос.

Не жадность губит наших сановников. Не казнокрадство. Не профнепригодность.

Мания величия — вот основная их беда. Им кажется, что они — неприкасаемы, что схватили они уже бога за бороду и потому никакие правила и законы, обязательные для простых смертных, на них не распространяются.

Еще задолго до «Мабетекса» нечто подобное было. Разница — только в цифрах, да и в том, что счета их обнаружились не в швейцарских, а в российском банке. В домашнем банке ФАПСИ — «РАТО».

Когда в руки мне попала сводная ведомость вкладчиков, многое стало для меня наконец понятно: так в холодную погоду расползается на лобовом стекле пелена после того, как заведешь двигатель.

Так вот чем объяснялась «заговоренность» Старовойтова — помимо прочего, разумеется: он попросту подкупал других чиновников. Тех, от кого зависело его будущее.

В числе вкладчиков «РАТО-банка» были многие уважаемые люди. Министры, генералы. И даже один вице-премьер российского правительства…

Понравилась статья, напишите комментарий и расскажите друзьям

Friend me: