Еронин М.П.Полковник в отставке Еронин  М. П.

                      

                                                              На чём мы работали.

(Радиостанция Р-135)

Средства КВ радиосвязи появились в ВПС в начале 70-х годов, причём это были средства коротковолновой магистральной радиосвязи большой мощности, а именно радиостанции Р-135.

Производились эти радиостанции в Сибири на предприятии п/я А-3127. Её модификации (Р-135М, Р-135М1, Р-135Р, Р-135РМ,

Р-135РМ1) поступали в войска довольно долго, никак не менее десяти лет. А потому ими были укомплектованы практически все части войск, а также было заложено необходимое их количество на длительное хранение. Ещё на этапе освоения Р-135, ближе к середине 70-х, в некоторые части поступили и радиостанции Р-136, однако по вполне понятным причинам широкого распространения в системе ПС они не нашли, а потому их количество в наших частях измерялось единицами штук. В 1977 году мне довелось соприкоснуться с ними вплотную, вначале получая их в одной из наших частей в центральной части России, а затем при организации направления радиосвязи Алма-Ата – Мары. Не берусь утверждать, но через пару лет, или чуть позже, единственный имевшийся экземпляр Р-136 из марыйского батальона, был направлен в Афганистан. То, что радиосредства обеспечивали ПС из Афганистана (возможно, что эпизодически) это абсолютно точно.

Нельзя не отметить, что в системе ПС к радиосвязи всегда относились с некоторым предубеждением и, пожалуй, всё потому, что безопасность связи здесь была и остаётся превыше всего. Несмотря на массу положительных преимуществ перед другими видами связи, радиосвязь до начала 70-х годов продолжала оставаться в частях ВПС на правах падчерицы. Кроме ламповых УКВ радиостанций серии “Астра” в частях войск не было ничего. Командно–штабные машины типа Р-125 и Р-142 поступили в войска значительно позже. Всё это естественным образом не могло, не отразится на качестве управления подразделениями и частями ВПС.

Расскажу об одном случае. О нём как-то и тогда не принято было распространяться, тем не менее, событие такое имело место в 1967 или 1968 году в 33 оппс.

Итак, после успешного выполнения всех задач, радиорелейная рота старшего лейтенанта Балицкого Ивана Иосифовича совершает ночной марш в пункт постоянной дислокации. Совершать марш ночью в пустынной местности значительно легче, чем при дневной, не менее, чем 50-градусной жаре. Легче идут машины, а главное по ночной прохладе бодрствует личный состав. Обычно перед таким маршем всем предоставлялся отдых не менее 4-5 часов и этого, как правило, хватало. Если кто и начинал дремать, то уже перед рассветом, а там ещё пару часов на сон и народ готов к новым свершениям. В то время продолжительность обеденного перерыва у офицеров 33-го полка была 3 часа (с 13 до 16 часов), а военнослужащим срочной службы в самую жару после приёма пищи предоставлялся дневной сон. А потому проблем с засыпанием ни у кого не было. Как говорится, в этом плане народ был тренированный. Хорошо конечно совершать марш по накатанной, а ещё лучше по асфальтированной дороге, но когда приходиться совершать марш по степи, а тем более в пустыни постоянно приходится выбирать дорогу, потому что их там тьма. Иногда бывает и так, выбираешь вроде бы верную дорогу, поскольку она совпадает с нужным тебе направлением, а через двести-триста метров она вдруг уходит совсем в другую сторону, а сойти с дороги просто нет возможности, либо упрёшься в бархан или на зыбком песке или на солончаке “посадишь” машины по самую раму. Короче колонна, вынужденно забрела довольно далеко, пока её разворачивали, что оказалось делом весьма нелёгким, возвратились назад, оказалось, что израсходовали бензин, которого только, только должно было хватить до места расположения полка. Баки бензоагрегатов в силовых машинах к концу учений пустые. Итак, колонна встала, продуктов практически нет, вода тоже на исходе. Радиосвязи с частью, как нетрудно догадаться, тоже нет. Конечно, читатель может мне подсказать, что можно было слить остатки бензина из машин в одну и направить, как у нас это любят “одного толкового майора” в часть за помощью. Но, то ли майора у них не нашлось, то ли машина не дошла, знаете ли, более чем через 45 лет трудновато всё припомнить.

В полку вначале ждали, поскольку все знали, что Балицкий хоть и считался в то время молодым офицером, однако уже успел зарекомендовать себя грамотным и опытным комроты. Волноваться в части стали где-то к вечеру. Роты нет, а главное никакой информации о ней тоже нет. На, рассвете решили направить поисковую команду. Так в поисках прошел день второй и, к сожалению, успехом он не увенчался. И лишь только на третий день выпросив у пограничников вертолёт начальник штаба полка п/п-к Козин Николай Васильевич и старпом НШ по радиорелейной связи м-р Погунов Геннадий (простите отчества не помню) разыскали в песках вторую радиорелейную роту. Всё завершилось благополучно, никто не пострадал и даже не заболел. Это, наверное, всё потому, что воду пришлось пить, спуская её из радиаторов машин, другой просто не было. Надо думать от продолжительного пребывания воды в системе охлаждения, которая только зимой опускалась ниже +95 градусов, да ещё на туркменском солнышке все бациллы, которые в ней были, к тому времени однозначно передохли. Здесь была изложена версия происшедшего, которую мне довелось услышать от участников этого, не совсем весёлого приключения. Может, что и было по-другому, но в главном всё верно. Рота в летний, самый жаркий период, затерялось в песках без бензина, воды и продовольствия, и что самое важное никакой связи с ней не было. Это есть непреложный факт. Конечно, небольших по своему размеру и эффективных КВ радиостанций, таких как Р-130, к тому времени ещё не создали. Однако, если бы в роте имелась хотя бы одна из модификаций КВ радиостанции Р-104, максимальный радиус действия которой, согласно ТТД, не более 50 км., а при ней ещё и подготовленный радист, уверен, что особенно ночью в телеграфном режиме, ключиком, на скорости хотя бы 50-60 знаков в минуту, при правильно подобранной антенне, связь можно было бы установить на 150 и более километров. Но таковых радиостанций, как и радистов, к сожалению, в войсках ПС в то время не было. И даже радиосеть оповещения додумались создать в ВПС лишь через 2-3 года после появления в частях радиостанций Р-135, т.е. где-то после 1973 года. Так что же сподвигло руководство УПС на внедрение в ВПС радиосредств? Конечно же, в первую очередь, появление СА гарантированной стойкости, которая позволяла закрыть телефонный радиоканал, а также радиостанции, которая могла образовать этот радиоканал на удалениях корреспондента до шести тысяч километров. К середине 70-х стало окончательно ясно, что решение это было верным на все сто процентов.

С появлением первых Р-135, ожидать от них можно было всего и в первую очередь, что, например, эти образцы могут быть “сырыми” или слабыми, с какими-то “детским болезнями”, однако случилось самое худшее. Реально они были практически не работоспособными и отвратительными по своему исполнению и внешнему облику. Отвратным, в первую очередь было всё то, что произведено на п/я 3127. Именно, поэтому забегая вперёд не могу не высказать, что по-моему личному убеждению главная ошибка заключалась в том, что военно-техническое руководство МО приняло решение о размещении этого заказа именно на предприятии п/я 3127, которое уже в то время действовало как современные жулики.

Вот несколько примеров. К началу 70-х выпуск возбудителей ВО-70 оборонными предприятиями был не только освоен, но и поставлен на поток. Обладая прекрасными характеристиками, ВО-70 отлично зарекомендовал себя в частях войск связи практически всех видов и родов войск. Действительно, мне ни разу не приходилось слышать хотя бы об одном случае отказа этого возбудителя. Кроме того к тому времени уже появился его модернизированный вариант ВО-71. И вот вместо того чтобы использовать уже имеющийся возбудитель кем-то принимается решение о разработке иного, а затем запуске этого чудовища в производство и который разумеется поштучно изготавливали конечно же на п/я 3127. Представляете, каково было соотношение цены и качества!!!

Далее, в составе передающей машины предусмотрен одно киловатный передатчик, который мог быть использован как резервный. Все радисты того времени знали, что лучше передатчика Р-140 нет ничего. Тем не менее, п/я 3127 отказывается и от него, разрабатывает свой собственный, тоже одно киловатный и тоже автоматизированный с возможностью перехода на одну из десяти ЗПЧ (заранее подготовленных частот), а затем производит и устанавливает его в передающую машину Р-135. К тому времени в войсках связи МО получила широкое распространение отличная система ТУ-ТС (телеуправления и теле сигнализации) типа “Дистанция”, её серийный выпуск также был налажен на одном из предприятий. Несмотря на то, что, система уже отлично себя зарекомендовала, предприятие п/я 3127опять создаёт свою, которая функций своих в полном объёме так ни разу и не выполнила, о ней ещё пойдёт речь , но чуть ниже. Ведь можно было также подобрать, из числа имевшихся, к тому времени, и систему межмашинной связи. Собственная занимала много места, обладала низкими характеристиками и кроме всего прочего была уродливо выполнена. Поэтому неудивительно, что первый образец Р-135 поступивший на ЦОПУПС являл собой верх технического кретинизма и уродства. Примерно также она и работала. Можете себе представить что п/я 3127 гарантировал только 100 часов работы радиостанции на один отказ. И ещё, кроме выше названного, ведь на радиостанции работали люди, глядя на внутреннее оформлении стации, создавалось впечатление, что для производителя понятие технического дизайна просто не существовало. Никому не надо объяснять, что такое шикарный “Мерседес” и ведро с гайками под названием “Жигули”. Кстати читатель, а знаете ли Вы, почему такой бренд как “Лада” в Венгрии отсутствовал напрочь. Да просто, потому что слово Лада по-венгерски означает коробка или если хотите ящик.

Радиостанция Р-135 это сложнейший комплекс приборов и устройств, исполненных на самых различных оборонных предприятиях СССР. Так вот, возьмём к примеру приёмник Р-155А, там есть всё: отличные технические характеристики, умопомрачительная надёжность, неплохой дизайн, но приборы эти покупные и заводские спецы п/я 3127 их лишь установили и закрепили в приёмной машине, произвели все кабельные соединения. Разумеется, хоть Р-155А в приёмной машине и три комплекта, означенный объём работы существенного влияния на удорожание станции не оказывал, а значит и на прибыль изготовителя. И, ещё на что мне хотелось бы чтобы читатель обратил особое внимание, всё то что приобреталось на стороне, а потом устанавливалось в радиостанции, если и не “Мерседес”, то иномарка уж точно, а вот всё то что производилось на п/я 3127 это определённо было “ведро с гайками”. Надо думать и ценовая политика п/я 3127 наверное мало чем отличалось от политики АвтоВаза 70-х годов. Вообще непонятно проходила ли вновь созданная радиостанция войсковые испытания, т.к. уже через полгода стало ясно, что в таком вот виде Р-135 не жилец. На предприятие из войск бурным потоком пошли жалобы, а главное рекламации. В результате предприятие было вынуждено срочно отказаться от своих поделок, т.е. возбудителя и одно киловатного передатчика. Им на смену пришли возбудитель ВО-71 и передачик Р-140. Со временем, но значительно позже, изготовители отказались и от своей системы ТУ-ТС и даже от своего КУНГа, а перешли на унифицированный кузов, который изготавливался на другом оборонном предприятии. И вот только тогда в передающей машине стало чуть потише и наконец, то появился свет в окошке. Но, это вовсе не означает, что между производителем и потребителем консенсус был достигнут. Читатель должен чётко уяснить для себя следующее. Случаи чтобы покупные приборы и устройства, произведённые на других предприятиях, ломались или выходили из строя, мне неизвестны. А вот всё то, на что приходилось отправлять рекламации в первые же дни или недели эксплуатации, всё это было произведено на п/я 3127.

Кроме того, далеко не всегда и то, что приобреталось на стороне, удовлетворяло потребителя. Приведу такой вот пример. Известно, что основной рабочий режим Р-135 в наших войсках, да и не только в ВПС это тлф. ВБ или НБ, а может и ВБ+НБ. Если кто-то попытается мне напомнить что есть ещё и телеграф ЧТ или ДЧТ, причём в режиме БП. Отвечаю, приёмник Р-309, который устанавливался в передающей машине, этих режимов не обеспечивал. Зато его рабочий диапазон простирался до 36 мГц и ещё он мог принимать телефонный ЧМ сигнал, а вот то, что требовалось, извините, он принимать не мог. Так и хочется спросить, а кому, и для чего был нужен такой вот “Ячмень” в “Баяне”? Поясняю, Радиостанция большой мощности Р-135 имела шифр “Баян”. Магистральный профессиональный связной радиоприемник «Р-309» имел шифр “Ячмень”, Харьковский радиозавод имени 25-го съезда КПСС. Выпуск начат в 1967 году. Супергетеродин с двойным преобразованием частоты, собран на лампах стержневого типа с гибкими выводами для впайки в схему………

Таким образом, деньги были затрачены, а что получил потребитель? Реально — ничего! Практически приёмник этот никто не использовал, ну разве что для прослушивания вещательных радиостанций. Или вот другой пример, над возбудителем основного передатчика стояло, так называемое, устройство видеоконтрольное. Практически такое же устройство находилось и в приёмной машине. Да, посмотреть на нём форму передаваемого сигнала в передающей части или принимаемого в приёмной машине было можно, но спрашивается для чего. Однажды ремонтники, прибывшие по какой-то очередной рекламации, признались, что эта очередная поделка их родного завода и стоит она оказывается намного дороже возбудителя ВО-71. Так вот если от этого устройства отказаться, то их предприятие будет нести убыток. Ещё об одном устройстве, если заглянуть в высоковольтный отсек передающей машины у передней стенки прямо по середине стоял резонансный стабилизатор напряжения единственная ручка которого всегда стояла в положение “Выкл.” Трудно сказать сколько весил этот стабилизатор, но то, что далеко за 200 — 250 кг. это точно. Как известно, запускать передатчик без нагрузки это означает мгновенно угробить его. На стоянке в парковой зоне при обслуживании или при проверке оборудования, на сам передатчик в лучшем случае подавался только накал ламп, т.е. в этом случае энергопотребление не превышало семи-восьми кВт. Только вентилятор охлаждения ламп ГУ-39 Б потреблял около 3-х кВт. Казалось бы, можно было бы подключиться и к промышленной сети и тогда, кто знает, может быть и пришлось воспользоваться стабилизатором, но как? Подключить передатчик к сети можно было только специальным кабелем, на обоих концах которого, имелись разъёмы ШР типа “мама”. Таких кабелей в составе передающей части было два, по 25 метров каждый. При стандартном развертывании всегда использовались два силовых кабеля, которые соединялись, либо через муфту, что чаще всего, либо через дополнительный автоматический выключатель. Никаких дополнительных разъёмов для оборудования силового шкафа комплектом поставки не предусматривалось, а потому во всех случаях на оборудование машины №1 (передающая) подавалось питание только от машины №2 (силовая), которая выдавала стабильное трёхфазное напряжение 380 в.. Допускаю, что кроме полевых, (подвижных) радиостанций п/я 3127 наладило выпуск комплектов Р-135 для стационарного размещения. В таких случаях наличие стабилизатора не только уместно, но и необходимо. А вот наличие стабилизатора в подвижном варианте лишь только добавляло вес и без того очень тяжелой машины и делало станцию ещё дороже. Всем нам начинавшим осваивать это новое техническое чудо было ясно, что предприятие-изготовитель печется, прежде всего, о своих интересах, а уж только потом об интересах обороны страны. Одновременно эти же ремонтники нам сообщили, что набор “Юного конструктора” под названием АМУ (антенно-мачтовое устройство) радиостанции, практически всё имущество, перевозимое в машине №3 (антенная), резервная V-образная антенна, перевозимая в машине № 2, аварийная антенна, перевозимая в машине №1, изготавливаются не на предприятии, а в одной из ближайших колоний. Сегодня колонии подобного рода подчинены ФСИН. Итак, оказалось, что все мачты, анкерные колья, опоры, полотна антенн, оттяжки мачт, станки для намотки катушек, мерные тросы, тросы для подъёма антенных полотен и многое другое изготавливали “субчики” из такой вот субподрядной организации. Качество естественно было соответствующее, стукнешь по анкерному колу пару раз кувалдой, головка сразу и отваливается. А потому пришлось практически все анкерные колья переварить, а их, худо- бедно, только больших, больше полусотни.. В общем судя по всему предприятия п/я 3127 крутилось как могло. В заводских условиях из всего антенного имущества изготавливали только изоляторы и антенный коммутатор.

В приёмной машине из основного оборудования изготовленного на п/я 3127 имелись, устройство видеоконтрольное о котором уже упоминалось выше, диспетчерский полу комплект  ТУ-ТС, межмашинная связь, причём в режиме РРЛ использовался блок Р-405Д (естественно покупной), антенный коммутатор, глядя на который никогда не подумаешь, что изготовлен он в начале 70-х. Устройства подобного рода производились где-то в конце сороковых, начале 50-х. Далее, конечно же, в приёмной не обойтись без стойки питания и, естественно, как же без стабилизатора напряжения! Ну и кажется последнее, это комплект антенных устройств и такелаж. Поскольку в приёмной машине ломаться практически нечему, основное внимание читателя постараюсь сосредоточить на передающей части радиостанции.

Прежде всего, хотелось бы обратить внимание на то, что Р-135 это единственное средство связи ВПС, где использовались столь высокие напряжения, например на анод ламп ГУ-39Б подавалось постоянное напряжение 9 киловольт, при общем токе ламп до пяти ампер. Таким образом, только УМ передатчика мог потреблять до 45 кВт. Что в свою очередь не могло не потребовать мощной вентиляции этого блока. В целях защиты обслуживающего персонала от поражения электрическим током, были созданы две в некотором смысле независимых системы, УБС и РМБ. Устройство блокировки и сигнализации и разъединитель механической блокировки. Надо сразу отметить, что РМБ не доставлял особых хлопот, и принцип его работы был предельно прост. На табло РМБ имелось пять ключей, без которых невозможно было выдвинуть из шкафа №2 ни один блок передатчика или получить доступ к выпрямительным устройствам, а также открыть дверь в высоковольтный отсек передатчика. В случае такой необходимости рукоятка РМБ переводилась в положение “откл” и тем самым размыкались цепи подачи питания на высоковольтный трансформатор и выпрямители, а некоторые из них даже заземлялись. Обслуживающий персонал получал возможность взять из табло хоть все пять ключей РМБ и использовать их по своему предназначению. Однако, до тех пор пока все пять ключей не будут возвращены в свои гнёзда, перевести рукоятку РМБ в положение “вкл” невозможно. Казалось бы всё так, но на ЦОПУПСе доказали, что и этих двух систем оказалось недостаточно. Местные умельцы отжали язычок замка двери высоковольтного отсека и вытащили ключ РМБ, затем перемычкой замкнули электрические контакты УБС в дверном проёме и запустили передатчик. Прошло несколько часов и в высоковольтный отсек, при работающем передатчике, непонятно зачем полез техник передающей части. Это был сержант срочной службы, имевший высшее связное образование и как говорят очень даже неглупый парень. Он даже не погрузил всё своё тело внутрь высоковольтного отсека, как минимум одна его нога находилась ещё на лестнице. Поражение током было настолько сильным, что в подошве кирзового сапога образовалась отверстие с десяти копеечную монету. Погибший, сразу почернел, а потому ни о каких реанимационных мероприятиях не могло быть и речи. Надо заметить это не единственная жертва связанная с радиостанцией Р-135, ещё одна о которой хочется рассказать произошла на п/я 3127, при ещё более нелепых обстоятельствах. По цепи 9 кВ на выходе выпрямительного устройства, как и во многих низковольтных выпрямителях, стоял П-обр. фильтр состоящий из дросселя и двух емкостей, каждая если мне не изменяет память в пределах 4-5 мкф. Только вот размеры этих двух емкостей.…… Представьте себе две 20-литровые канистры прижатые друг к другу по широкой их части и вот если их верхнюю часть на 25-30% мысленно срезать, то оставшаяся часть будет соответствовать приблизительным размерам одного конденсатора. Так вот после проведения каких-то заводских испытаний высоковольтного выпрямителя, конденсаторы сдали на склад, но почему-то перед сдачей их никто не разрядил. Прошёл месяц, особо обращаю на это внимание, прошло не менее месяца (хорошие были конденсаторы, качественные) это точно и на складе затеяли какие-то перемещения или генеральную уборку. Необходимо было освободить и тот стеллаж, где стояли эти ёмкости. Естественно о том, что на выводах конденсатора таится опасность никто и думать не мог. Один из складских рабочих попытался переместить эту ёмкость и мгновенно получил смертельный разряд. Спасти его не удалось.

Возможно, этот текст прочитают, офицеры ещё работающие на средствах связи. Так вот, как говорила моя мама, царство ей небесное, “Зарубите себе на носу”, что с электрооборудованием, особенно с таким как в Р-135 и Р-136, необходимо быть всегда предельно внимательным, ни в коем случае не отступать от требований инструкций и неукоснительно соблюдать правила их эксплуатации.

Однако давайте вернёмся к системе УБС, которая в своё время изрядно потрепала нам нервы. Устройство блокировки и сигнализации позволяло запустить передатчик только в определённой последовательности и лишь только в том случае, если все его системы находились в исправном состоянии. Разумеется, при этом должны были быть выполнены все требования по электробезопасности.

УБС охватывала все системы основного передатчика. Исключение составляла лишь стойка межмашинной связи, которая собственно к передатчику непосредственного отношения не имела. К примеру, нельзя было подать напряжение накала на лампы, при выключенном охлаждении или подать высокое напряжение, при ещё не прогретых лампах передающего устройства и т.д.

Надо признаться, что и включить самим в первый раз передатчик нам не удалось. Сделали это представители завода, которые приехали к нам по первой рекламации.

Крыльчатка основного вентилятора задевала о его кожух и, ни о какой нормальной работе не могло идти речи. Провозившись с вентилятором целый день, пытаясь найти необходимое положение, ремонт завершили тем, что грубо на наждаке сняли то место, за которое цепляла крыльчатка. Согласившись на такой вот ремонт, как на вынужденный, в акте выполненных работ записали условие, что если это “новшество” не поможет, на что мы очень рассчитывали, предприятие обязуется заменить нам весь вентилятор в сборе. Надо признаться, что хоть биение крыльчатки устранить не удалось, однако претензий к вентилятору больше не возникало.

Поскольку синяя лампочка, ниже которой, было написано “охлаждение” загорелась, можно была включать накал ламп, с которым проблем не возникло, а вот высоким напряжением произошла заминка. Александр Тришин, так звали одного из двух настройщиков, сразу спросил меня – “Извлекали ли мы ламповый блок УМ?” Надо думать, мы были не первыми, кто вытаскивал ламповый блок, а затем, удовлетворив своё любопытство, возвращали его на место. Но дело в том, что в верхней части этого блока имелось отверстие Ø 4-5 мм. в глубине, которого, как оказалось, был ввернут винт без “шляпки”. После установки лампового блока на место этот винт давил на микро выключатель, который замыкал цепь УБС. Вроде бы секундное дело, Саша Тришин так и сделал, достал из внутреннего кармана миниатюрную отвертку, вставил её в отверстие, приложил к ней ухо и начал её вращать, пока не раздался, слышный только ему, щелчок. Это первое включение я запомнил на всю жизнь.

Передатчик очень хорошо настраивался практически во всём диапазоне частот, хотя мы его и проверяли пока только на одну V- обр. антенну. Как потом оказалось, для нас находившихся в Алма-Ате, это была наиболее приемлемая антенна, даже для работы на Дальний Восток. Что удивило и возмутило это плохое качество работы служебного канала ММС. Если информационные каналы хоть и на пределе, но ещё как-то работали, то канал служебной связи был крайне низкого качества. Во-первых, он был узким 0,3 – 2.0 в одну сторону и 0.3- 2,1 в другую, точно от передатчика к приёмнику или наоборот уже не помню. Во-вторых, в режиме “кабель” в канале СС присутствовал сильный низкочастотный фон, устранить который настройщики так и не смогли. Возможно, из-за плохих фильтров, чуть выше по спектру размещался канал управления ТУ-ТС, качественно разделить эти два канала не удалось. Фон наблюдался и в режиме “РРЛ”, просто его уровень был чуть пониже. Нет ни одного подвижного средства связи, которое по зашумлённости рабочего места оператора могло бы сравниться с передающей машиной Р-135. Шум от вентиляторов охлаждения и громадного объёма прокачиваемого воздуха, избавится от него, было невозможно, к нему приходилось просто привыкать. Кроме основного вентилятора охлаждавшего УМ, постоянно работали ещё два вентилятора размещённые по правому и левому борту. Хорошо, что при работе основного передатчика запрещено было использовать ещё и резервный, он тоже имел своё охлаждение.

Поначалу с огромным трудом приходилось извлекать из этого шума команды, поступающие из приёмной машины, но на то мы и радисты, чтобы отличать полезный сигнал от помехи.

Сегодня когда я пишу эти строки мне очень сложно припомнить сколько раз мы воспользовались возможностью предъявления п/я 3127 рекламаций. Поначалу они упирались, пытались доказать что та или иная поломка произошла по нашей вине и даже не раз грозились выставить нам счёт на оплату за проведённый ремонт. Такой подход нас никак не устраивал и однажды мне, пришлось их даже немного проучить.

Как уже отмечалось выше, конструкторы основного передатчика предусмотрели возможность его быстрой перестройки на одну из 10-ти ЗПЧ. Согласно их замысла, перестройка передатчика могла быть осуществлена в автоматическом режиме, как с рабочего места радиомеханика передающей части, так и с помощью системы ТУ-ТС, из приёмной машины. Но гладко было только на бумаге. Что касается доморощенной ТУ-ТС она практически не работала, качество канала управления ТУ, чуть ли не совмещённого с каналом служебной связи было безобразно плохое, а потому система постоянно сбоила, т.е. команды если и проходили, то зачастую искажались. Короче от использования системы ТУ-ТС нам пришлось сразу отказаться. А это означало что, кто-то из обслуживающего персонала, должен был, постоянно находится в передающей машине. Солдата срочной службы туда не посадишь, в результате, как правило, оставались, сам начальник передающей части или его техник, однако, что реально и случалось, неделями и месяцами работали вместе, особенно в первые два-три года.

Вспоминается такой случай. Однажды ремонтники, отработав при включённом передатчике что-то около 4-х часов, внезапно закончили свою работу, заявив, что свой суточный лимит по пребыванию в электромагнитном поле они исчерпали. Когда мы начали буквально вытягивать из них что да, как и почему, единственное что удалось от них узнать, что “светит” в передатчике так, что это и близко не укладывается ни в какие санитарные нормы. А нам вот приходилось месяцами не покидать аппаратную!!! Лампа дневного света мощностью в 40 Ватт загоралась полным накалом на удалении 60-80 см от фидерной линии, а вот уже загоревшаяся лампа гасла лишь тогда, когда это расстояние увеличивали до двух метров. Никаких приборов для измерения напряжённости ЭМ поля в станции предусмотрено не было. Да и собственно ни о каких нормах или ограничениях по пребыванию обслуживающего персонала в ЭМ поле в технической документации найти не удалось. Вот ещё один пример того, что государство о людях в погонах задумывается крайне редко. Пока ты жив и здоров, ты ему нужен, а что будет с тобой потом, когда все болячки вылезут на поверхность это твои проблемы.

Может не во всём диапазоне частот, но в той полосе где мы обычно работали, передатчик мог реально выдавать до 22-х кВт, и не раз из него приходилось выжимать всё то, на что он был способен. Электропитающая станция такую вот работу обеспечивала без проблем. Вообще надо отдать ей должное, это была наиболее мощная и самая надёжная ЭПС, которая в то время находилась на вооружении войск ПС. Не раз при пропадании электроэнергии, особенно в условиях хаоса охватившего страну после её развала, ЭПС Р-135 частенько спасала наши военные городки от замерзания запитывая котельные и другие не менее важные объекты. В ЭПС были установлены два дизель-электрических агрегата АД-30м2-Т-400 мощностью по 30 кВт каждый. Основной режим работы агрегатов, был режим сдвоенной параллельной работы, таким образом, номинальная мощность ЭПС составляла 60 кВт. В состав каждого агрегата входили:

-двигатель типа ЯАЗ-М204Г, двухтактный четырёхцилиндровый с воспламенением от сжатия;

-синхронный генератор трёхфазного переменного тока типа

ДГФ82-4Б.

Агрегаты допускали нормальную работу с перегрузкой до 10% в течение часа.

А потому, ЭПС Р-135 если уж дублировала, то как правило, удовлетворяла и все другие потребности части, выдавая в течении нескольких суток 380 вольт вместо промышленной сети.

Но вернёмся к автоматической перестройке передатчика на одну из десяти ЗПЧ. Итак, перестроить передатчик из приёмной машины не удалось. Забегая чуть вперёд, успокою читателя, строго говоря, невозможно было это сделать и из передающей машины.

Перестройка передатчика на ту или иную ЗПЧ в автоматическом режиме происходила в два этапа. Вначале отрабатывал цикл ГАП (грубая автоматическая перестройка), а затем отрабатывал цикл ТАП (точная автоматическая подстройка). После отработки цикла ГАП все привода настройки передатчика очень близко подходили к своим первоначальным значениям. А вот вывести их на свои исходные точки должна была ТАП, для чего возбудитель переводился в режим ЧТ-125 т.е. режим непрерывного излучения и только затем на передатчик подавалось высокое напряжение. Моменту точной настройки передатчика соответствовало такое положение приводов, когда сдвиг по фазе между напряжениями на сетке и аноде ламп было равно 90 градусов. Не буду описывать, как это решалось технически, хотя как работает системы ГАП и ТАП, буду помнить до конца своих дней, иначе не понимая глубоко этого вопроса доказывать что-либо представителям завода-изготовителя практически невозможно. Надо признать, что отрабатывали эти обе системы, чётко и претензий к ним не было. Но вся собака была зарыта в том, что после перестройки передатчика на ЗПЧ, он продолжал оставаться в режиме автоматической перестройки, т. е. все фазовые датчики, усилители тока, электроприводы не отключались, а оставались в рабочем состоянии. Возможно, если бы нашим основным режимом был режим частотной телеграфии, то всё как-нибудь бы и обошлось. Однако при работе в телефонном однополосном режиме фаза поступающего сигнала непрерывно изменялась, а значит, фазовые датчики продолжали выдавать управляющее напряжение, которое через соответствующее устройство прикладывалось к приводам. А значит, автоподстройка продолжалась, но уже таким вот хаотичным образом. В результате через какое-то время происходила рассогласование органов настройки передатчика, отдача мощности в антенну резко падала, и извините за такой термин, но так казалось, ещё мгновение и усилитель мощности передатчика просто “разнесёт”.

Столкнувшись с такой проблемой, первое и самое лёгкое, что предложили нам ремонтники это после отработки ТАП переводить тумблер “Автоматическая настройка” в положение “Выкл”. Однако, и это предусматривалось требованиями заводских инструкций, экипаж передающей части в боевой обстановке мог или должен находится в укрытии на удалении 500-1000 метров от своего оборудования. Основание было на лицо, следовательно, мы с таким предложением категорически не согласились.

Приехали к нам эти ребята в лёгких плащах, а вернулись только через два месяца, когда у них дома стояли трескучие морозы. Оказалось, что удовлетворить нашу претензию из-за конструктивных особенностей, заложенных в станцию изначально, было просто невозможно. Тем не менее, консенсус якобы был достигнут! Впредь, только подпишите акт, при возникновении любых проблем со станцией мы просто звоним на завод, который в самые сжатые сроки обещает удовлетворять все наши претензии.

Прошло какое-то время и вот в ходе инспекционных учений ВПС в САВО нам ставят задачу на первом положении развернуть несколько антенн, в т.ч. “Большой Ромб”, а через двое или трое суток новая задача. Антенное поле свернуть и совершить ночной марш к новому месту развёртывания. А это, не много не мало, более 250 км, да ещё через горный перевал. Кстати, приёмную часть почему-то перемещать отказались! А для межмашинной связи выдели два канала из РРЛ Р-404.

В четыре часа утра при развёртывании на незнакомой местности, на высоте более тысячи метров, когда вымотавшиеся в конец люди еле передвигали ногами, водитель антенной машины Володя Корниенко подключая кабель питания к передающей машине, выронил разъём из рук. По закону подлости он упал в колею, которая к тому времени заполнилась водой. Ну, протёрли, как могли это разъём продули его, ну конечно этого было недостаточно ясное дело, что вода попала внутрь разъёма. Короче, в момент подачи питания в месте, где находился силовой щит, произошло нечто, что можно было сравнить только с очень мощной сваркой. Силовой щит выгорел полностью, разъёма, мы даже не нашли. Он просто сгорел весь без остатка, кабель от борта КУНГа отвалился и упал на землю. Что примечательно, на каждом агрегате свой автоматический выключатель, подача потребителю напряжения осуществляется через общий автоматический выключатель. И ни один из этих автоматов на отключение не сработал. Не буду описывать, как мы выкрутились из этого, казалось бы, совсем безвыходного положения. Здесь только посоветую молодёжи, что устройство станции лучше всего знать по заводским чертежам и схемам, что позволит в критических ситуациях принять правильное решение. В связь вошли вовремя, получили свою отличную оценку. Никто и слова в упрёк не сказал Володе Корниенко. Он и так переживал сильно.

И что здесь не могу не заметить, в те времена ЗОЛОТЫЕ у нас были солдаты. Вкалывали на благо защиты Отечества так, что и не передать. Весь свой экипаж помню и сейчас, фамилии и имена. А в экипаже были украинцы, белорус, два узбека, русский, болгарин, грузин, а на приёмной ещё и молдаване. О какой там дедовщине могла идти речь?!!! Всё это бред какой-то. Как уважали друг друга все! Когда приходило время, кому-то уезжать домой после службы, как тут без скупой мужской слезы. Шмыгали носами и те, кто уезжал и те, кто оставались. Так вот возникала настоящая мужская дружба.

Естественно вернувшись с учений, согласно уже достигнутой договорённости, сразу же позвонил на завод и, изложив суть происшедшего, не мог не задать вопрос, почему не сработала защита? В ответ опять слышу возражения и вновь попытка уйти от ответственности. Тогда своему собеседнику я вынужден был сказать — “ Прежде чем я закончу с Вами разговор считаю необходимым сообщить Вам следующее. У меня остался ещё один целый кабель, сегодня же собираю техническую комиссию, публично опускаю разъём силового кабеля в ведро с водой и подаю напряжение. Каковы будут последствия эксперимента, надеюсь, Вы догадываетесь? Делу будет дан официальный ход”. После этих слов мой визави на другом конце провода вдруг начал заикаться. На следующий день самолётом мы получили и силовой щит в сборе, и новый силовой кабель и ещё какую-то мелочёвку, которая нам требовалась. А ещё через неделю, прилетели два человека и заменили, в ЭПС все автоматы на новые. Но надо сказать старые все почему-то увезли с собой. Сказали, что якобы будут проверять на заводе, а мне почему-то показалось, что просто увезли улики.

Я бы мог ещё привести не один пример того, как мы боролись с п/я 3127 однако всё хорошо что в меру и не надо злоупотреблять терпением читателя. В конце концов, если сравнить станцию выпуска 1970-71г.г. со станцией, которая была выпущена пять лет спустя. Они даже внешне сильно отличались друг от друга, не говоря уже о внутренней начинке.

Радиостанции Р-135 выпуска конца 1975-1976 года и более позднего выпусков это очень хорошие надёжные станции, которые уже не имели никаких детских болезней, без малейшего отказа отрабатывали по пять и более тысяч часов. Считаю, что удалось это сделать только потому, что офицеры из войск постоянно дёргали за одно место промышленность, а потому она просто не могла не реагировать на поступающие из войск жалобы и рекламации. Подумайте сами, ведь фактически в конце 60-х годов был создан автоматически перестраиваемый передатчик с воздушным охлаждением, занимавший в транспортном средстве ограниченный объём и который запросто выдавал 20 кВт, хотя в его паспортных и технических данных было записано только 15кВт. Естественно были и недостатки, большая часть которых с течением времени была устранена.

Конечно, эксплуатация такого средства связи требует огромных трудозатрат и ресурсов. Например, при полной загрузке основного передатчика, в особенности в зимнее время, расход дизельного топлива для ЭПС составлял около 600 литров в сутки. Для развертывания передающей части на все типы антенн требовалось несколько гектар площади и не менее 24 часов желательно светлого времени суток. Если развёртывание происходило в дождь или снег и в ночное время, то 24-х часов не хватало, да и люди в конце то концов не железные. Конечно, мне могут возразить и напомнить, что радисты работали в основном на одну V-обр. антенну. Да это так, однако, шибко умные проверяющие на проверках и инспекциях частенько норовили создать для людей такие невыносимые условия, что приходилось работать в более чем экстремальных условиях. Тяжело в ученье легко в бою, был их ответ. Но так поступали не все. Были в то время в штабе войск и разумные, грамотные и порядочные офицеры, которые отпахивали не меньше нас, офицеров находящихся в войсках. С началом поступления Р-135 и Р-136 в части войск и формирования в них радиоподразделений по линии боевой подготовки этот процесс курировал Коптяков Валерий Михайлович, а по линии организации связи Баянкин Юрий Георгиевич. Была налажена централизованная подготовка офицеров и даже, чуть позднее в системе ВПС начали проводить соревнования по радиоспорту. Всю организаторскую работу взял на себя Валерий Михайлович. Мне самому пришлось дважды, в качестве судьи, принимать участие в этих соревнованиях. Обязанности главного судьи исполнял Баянкин Юрий Георгиевич и, причем фактически, а не репрезентативно. А это значит, что ему надо было, как минимум, принимать не менее 110 знаков в минуту. Давно известно, что только для поддержания уровня в 100-110 знаков, радисту, как и музыканту, надлежит регулярно тренироваться в приёме на слух. Поверьте, для офицера центрального аппарата с его постоянными командировками и разъездами это было очень даже не просто. А уж на соревнованиях, само собой разумеется, по 6-8 часов просиживать в радио классе или столько же в поле. Вообще надо отдать им должное, они мало протирали свои штаны на штабных стульях, а в основном находились в войсках, и польза, нельзя не признать от них была огромная. К сожалению, я не знаю, как сложилась судьба Юрия Георгиевича, а вот с Валерием Михайловичем, по моему мнению, поступили не совсем честно. Кажется, в году 1992 году он был уволен в запас в звании подполковника с должности старшего офицера штаба. Квартиры в Москве он так и не получил.

Во всяком случае, вряд ли кто это будет отрицать, что именно ему в первую очередь войска ПС обязаны своим успешным освоением средств радиосвязи и созданием боеспособных радиоподразделений, которые уже к 1976-77 году ничем не уступали аналогичным подразделениям министерства обороны.

Конечно же, никак не могу пройти мимо специальности радиста. По моему мнению, это наиболее сложная специальность в войсках связи и не только в ПС, где радистов как раз можно было пересчитать поштучно.

Прежде всего, надо было уметь принимать на слух, работать на вертикальном телеграфном ключе, стартстопном телеграфном аппарате, а значит и на датчике кода Морзе Р-010. Уметь вести слуховой телеграфный радиообмен на радиостанциях малой и средней мощности (Задачи 1р и 4р соответственно). Знать правила радиообмена и СЭС, строго соблюдать их самому и требовать этого от своих подчинённых. К сожалению далеко не каждому это по зубам. Если человеку, как говориться, “медведь наступил на ухо” радиста из него уже никогда не сделать. Мне кажется, гораздо легче сдать на мастера по всем видам связи, чем радисту сдать на первый класс. Ну и кроме всего прочего необходимо прилично освоить технику радиосвязи и вообще всё то, что с этим связано. Возьмите хотя бы, к примеру, радиостанцию Р-135, ну разве можно её сравнивать с радиостанцией Р-105, хотя название отличается только одной цифрой. Р-135 представляет собой комплекс связи, включающий в себя передатчики, радиоприёмные устройства, средство радиорелейной связи, телефонную и телеграфную АУ, систему ТУ-ТС, мощнейшую ЭПС, комплект АМУ для развёртывания передающего и приёмного антенных полей и многое другое. Всё это оборудование перевозится на четырёх автомобилях Урал-375 или КамАЗ. К примеру, вес передающей машины составляет порядка пятнадцати тонн.

Радист, и это многократно доказано практически, в самые сжатые сроки освоит любую связную специальность. А вот, например, чтобы из “дальника” получился радист? Таких примеров что-то я и не припоминаю. Да, если он вдруг и сможет, то спрашивается чего ради?

Один только объём работы!!! Начальник спецстанции, той самой, которая закрывала один канал и размещалась на автомобиле ГАЗ-66. В подчинении у этого начальника был всего один солдат, водитель. Не нравится Газ-66, тогда перейдём к капитану, который ездил, а может и продолжает ездить на ЗИЛ-131он уже имел двух подчиненных, старшего лейтенанта и одного солдата. В принципе работали они вдвоём, условно скажем, с одним, максимум двумя ящиками, а ещё точнее с тремя, который ещё сейфом называется. Один кол заземления, кабель питания, и несколько кабелей что принять и вернуть зачастую один и гораздо реже несколько каналов. Суммарное количество только кольев заземления на машинах №1 и №2 радиостанции Р-135 десять штук, все они забивается на глубину не менее метра, каждая машина имеет свой контур заземления и которые ещё соединятся между собой. К ним же подключается и машина №3, которая тоже имеет один кол заземления (для срабатывания АЗС), практически такой же, как на спец. аппаратной. В общем, условия, в которых приходилось нести службу этим двум капитанам, просто несопоставимы. И вот когда мне самому пришлось через всё это пройти, сегодня от повторения такого пути я бы, безусловно, отказался. Однозначно, лучше быть начальником спецстанции и главное, для здоровья полезнее. Ведь преференций никаких, а денежное содержание у этих капитанов одинаковое. Спрашивается чего ради гробить себя? Эпоха развитого социализма завершилась более двадцати лет назад, наступили рыночные времена. А потому и взгляды на всё происходящее соответствующие.

Ну и в заключение несколько слов о предприятии п/я А-3127, которое в конце концов наладило выпуск вполне работоспособных и надёжных радиостанций Р-135.

В 1999 году бывшее оборонное предприятие оказалось фактически парализованным, производство продукции практически остановилось, госзаказов не было, попытки делать что-то еще — например, собирать телевизоры из ввозимых комплектующих — закончились ничем. Оставшееся оборудование разграбили. В 2003 году это предприятие было  обанкрочено  и на этом прекратило своё существование.

                    Ниже приведены фотографии аппаратуры, которая размещалась в аппаратных Р-135.
  ( снимки взяты из ИНТЕРНЕТ  т.к. ранее фотографировать технику было категорически ЗАПРЕЩЕНО)

 

Фото № 1

 Машина №1 передающая. Слева передатчик Р-140,за ним (не просматривается) шкаф №7 управления основным передатчиком,  справа аппаратура межмашинной связи, дистанционного управления и вспомогательное оборудование. В глубине аппаратной основной 15 кВт передатчик.

Фото №2

Основной 15 кВт. передатчик. В левой нижней части установлен возбудитель ВО-71. Над возбудителем размещено устройство видеоконтрольное, позволяющее визуально оценивать форму передаваемого сигнала. Выше рукоятка РМБ (разъединитель механической блокировки) вместе с ключом. В более ранних модификациях все пять ключей РМБ были сосредоточены именно в этом месте. Оборудование основного передатчика смонтировано в шкафу №2. В верхней части шкафа №2 – апериодический усилитель, выполненный на лампах ГУ-42, под ним предварительный усилитель мощности на двух лампах ГУ-46, в нижней части шкафа установлен усилитель мощности на двух лампах ГУ -39Б. Вес УМ около 250 кг. Для доступа к элементам УМ предусмотрены специальные салазки, по которым весь блок выкатывается “на себя”. Справа расположен шкаф №6 высоковольтных выпрямителей, причем в нём размещены только вентили, высоковольтный трансформатор, элементы высоковольтного фильтра находятся в специальном (высоковольтном) отсеке за шкафом №2. В верхней части шкафа №6 установлен стрелочный индикатор мощности передатчика и его счётчик моточасов.

Фото №3

Возбудитель основного передатчика ВО-71. В своём составе имеет

(сверху вниз):

— Прибор 1-0В (1-0М 1977 г.)  блок опорных частот;

— Прибор В-2, формирования напряжения выходных частот возбудителя;

— Прибор В-3, формирования телефонных, телеграфных режимов работы;

— Прибор В-4 выпрямительное устройство для питания возбудителя.

Возбудитель построен по схеме диапазоннокварцевой стабилизации частоты с использованием генератора плавного диапазона с компенсацией его нестабильности и

с преобразованием напряжения частоты ГПД в рабочий диапазон частот при помощи высокочастотных подставок.

Над возбудителем находится устройство видеоконтрольное представляющее собой радиоприёмник, совмещённый с осциллографом. Слов нет устройство нужное и, даже весьма полезное особенно в умелых руках, но дорогое. Правее ВКУ, в нижней части блока 2-1 пульт управления антенным коммутатором с пятью сигнальными лампами. Т.о. легко понять к какой из четырёх антенн подключён передатчик или его выход, например, в грозу “посажен на землю” (правая сигнальная лампа). Выше ламп антенного коммутатора находятся 4-е тумблера со средним положением с помощью которых производится включение моторов приводов  ПУМ и УМ передатчика при его перестройке.

Фото №3а

 Блок 2-5, усилитель мощности с изъятым ламповым блоком. Именно, таким образом происходит замена внезапно вышедшей из строя лампы ГУ-39Б, поскольку по-другому заменить ГУ-39Б в сжатые сроки не представляется возможным. Через отверстие, которое находится точно под радиатором лампы, засасывается воздух, тем самым обеспечивается её охлаждение. Контур УМ выполнен из медной трубы прямоугольного сечения. Его охлаждение осуществляется путём прокачки воздуха по его внутренней полости. В верхней части снимка видны два дросселя по цепи накала ГУ-39Б. Слева к сожалению, лишь частично виден ручной привод контура с переключателем “Автоматическая”,  “Ручная” cо счётчиком.

фото №4

Правая часть шкафа №2 основного передатчика, шкаф №6 высоковольтных выпрямителей, рабочий стол радиомеханика, левая сторона стойки уплотнения, ДУ и коммутации.

Следует обратить внимание, что в случае отказа во время работы любой из двух ламп ГУ-39 она может быть заменена в самые сжатые сроки. На данной фотографии отлично виден весь ламповый блок, который может быть легко заменён на резервный вместе с неисправной лампой. Через овальные отверстия, этих блоков, они прикрыты защитной экранирующей сеткой, во время работы можно проконтролировать состояние ламп. При больших перегрузках, чего нельзя допускать, на поверхности анодов могут образовываться пятна.

В правом верхнем углу (блок 2-4) пять одинаковых кассет. Это усилители тока, обеспечивающие работу приводов механизмов перестройки основного передатчика, во время отработки цикла ТАП (точной автоподстройки). Конструктивно они ни чем не различаются, а потому, например, в ходе проверки их работоспособности могут быть легко заменены.

Что касается рабочего стола, а значит и рабочего места обслуживающего персонала здесь как говорится без комментариев. Хотя одно избитое выражение можно вставить. В последнюю очередь у нас всегда думают о человеке.

 Фото №5

Шкаф №7, в радиостанциях более ранних модификаций он назывался как шкаф №4, но основное его назначение осталось прежним – шкаф управления основным передатчиком.

Шкаф обеспечивает:

— контроль питающего напряжения по всем фазам;

— запуск основного и бортовых вентиляторов;

— подачу питающего напряжения для накала ЭВП

(электровакуумных  приборов) и подачу на них же высокого напряжения;

— выбор места управления передатчиком (местное или дистанционное);

— включение или отключение автоматической перестройки передатчика;

— подготовку передатчика к работе на десяти ЗПЧ (заранее подготовленных частотах) с учётом выбора режима работы, при этом выбор места управления значения не имеет;

— контроль исправной работы системы УБС (устройство блокировки и сигнализации).

На этом же снимке представлена правая сторона вспомогательного передатчика Р-140 с размещённой на ней штангой заземления. На правой стороне седьмого шкафа в верхней его части частично просматривается табло с ключами РМБ.

 

Фото №6

Пульт визуальной связи с машиной №2 ЭПС ( электропитающая станция) расположен на стенке у рабочего стола радиомеханика. Опыт эксплуатации ЭПС показал, что рёв исходящий от двух силовых агрегатов не обеспечивает  надёжный приём команд в машине №2. В связи с чем, в последних модификациях станции решили использовать визуальную связь. Каждая передача команды или подтверждение её получения сопровождается громким звуковым сигналом.

Кроме того здесь же установлены, прежде всего памятка обслуживающему персоналу, розетки на 12 В переменное или аварийное постоянное питание, а также для переменного напряжения 220 В для подключения различных приборов, например П-321 или паяльника. Кстати в походном положении прибор П-321 находится у двери за блоком УМ Р-405. А блоки уплотнения и коммутации на противоположенной стороне у рабочего стола оператора. Таким образом, говорить об удобстве пользования оборудованием пожалуй не имеет смысла.

DSC_4193_1288x1945

После новогоднего 1976г. просмотра фильма “Ирония судьбы, или с легким паром!”  не раз мысленно обращаясь к руководству п/я 3127 говорил про себя –“Какая же гадость Ваша ТУ-ТС вместе с системой межмашинной связи!” Но что удивительно, кое-как работающая ММС и совсем никак неработающая ТУ-ТС, при таких вот, мягко сказать недостатках умудрялись каким-то образом проходить военную приёмку!!!  В конце концов, после долгих мытарств, предприятие вынуждено было отказаться от своей доморощенной системы  и начало устанавливать то оборудование, которое представлено на этом снимке (сверху вниз):

— П-327-3 — 3-канальная аппаратура тонального телеграфирования. Позволяет образовать три 200-бодных канала ТТ в типовом канале ТЧ;

— Аппаратура ДИСТАНЦИЯ-1, исполнительный полукомплект ИП-1. Обеспечивает принятия команд телеуправления (ТУ), управления основным передатчиком в соответствии с принятыми командами, а также выдачу сигналов телесигнализации (ТС) на диспетчерский полукомплект, установленный в приёмной машине о состоянии основного передатчика и правильности прохождения команд телеуправления;

— Коммутатор (коммутационное поле) телефонной, телеграфной и служебной связи;

— Аппаратура П-330-6 (Азур-6), 6-канальная аппаратура уплотнения с частотным разделением каналов. Обеспечивает организацию 6 каналов тональной частоты (ТЧ) с полосой частот 0,3-3,4 кГц или 3 каналов ТЧ и одного широкополосного канала (ШК) с полосой частот  12,3-23,4 кГц, одного канала служебной связи (КСС) с полосой частот  0,3-2,4 кГц.

Телеграфный ключ, находящийся на АТТ П-327-3 наверняка оказался там случайно, его место на рабочем столе радиомеханика.

DSC_4205_1288x1945

В центре представлен дециметровый блок приёмо-передатчика радиорелейной станции Р-405мсб. Над ним установлен усилитель мощности передатчика Р-405мсб. Под ДЦВ блоком нашёл своё место радиоприёмник Р-326М со своим блоком питания. В правом нижнем углу, практически у двери закреплён резервный блок с лампой ГУ-39Б. Над ламповым блоком справа пульт управления отопительно–вентиляционной установкой ОВ-65. Правее ДЦВ блока на стене закрёплён автомат защиты сети (АЗС).

Как говорится, “если бы директором был я”, то весь этот правый задний угол, надо было бы в первую очередь освободить от Р-405мсб. Как абсолютно ненужную железяку, выкинуть из передающей машины стабилизатор напряжения из высоковольтного отсека и на это место переместить все ящики с ЗИП из аппаратного отсека. Если хорошо подумать и приёмнику  и прибору П-321 можно найти другое более рациональное место. На освободившееся место следовало бы установить полукомплект Р-409 только диапазона “В” с УМ.

  Радиорелейная станция Р-405, что метровый блок, например в Р-400 и Р-404, недаром уже в Р-414 от Р-405 наконец избавились, что дециметровый блок где бы он не стоял ( Р-140, Р-135) уже тогда не отвечали своему времени.

Ведь режим работы системы ММС с использованием Р-405 мсб считается аварийным, а основным режимом определён — работа аппаратуры уплотнения по ПКЛ. Но далеко не всегда, а особенно в боевых условиях можно быстро проложить ПКЛ. О надёжности Р-409 ходят легенды. Она и сейчас по-прежнему в строю.

DSC_4209_1288x1945

Здесь следует особо обратить внимание на размещение П-321. До этого могли додуматься только на предприятии п/я 3127. Поскольку мне лично не приходилось сталкиваться со станцией Р-135РМ могу лишь предположить что блок питания, закреплённый правее приёмника Р-326 предназначен для обеспечения питания комплекта аппаратуры межмашинной связи и Р-405 в дежурном или аварийном режиме, когда питание минимально необходимого оборудования осуществляется от бортовых аккумуляторов.

DSC_4217_1288x1945

Вспомогательный передатчик Р-140Б. Мне довелось изучать это устройство почти пятьдесят лет тому назад. А принят он был на вооружение в Советской Армии в составе радиостанции Р-140 ещё с возбудителем ВО-64 через 47 лет после Великой Октябрьской Социалистической Революции.

Невольно задаёшься вопросом, а что же подобного создано у нас в этой области за эти последние 50 лет.

Передатчик бесподобный, много раз он нас выручал, когда происходили мелкие поломки на 15 кВт передатчике. В основном связаны они были на начальном этапе  с нестабильной работой УБС.

Никогда мне не приходилось не то, что сталкиваться, но даже и слышать о том, что где-то когда-то сломался передатчик Р-140. Чтобы он отказал обслуживающему персоналу надо очень постараться.

DSCN0033_1288x966

Высоковольтный отсек передатчика. В центре у передней стенки установлен феррорезонансный стабилизатор напряжения сети 380 вольт.  Для чего он, скажу откровенно, не знаю. Его рукоятка всегда стояла в положении “выключено”. ЭПС выдаёт идеальное стабильное напряжение 380в 50гц. Напрасная трата средств, потом ведь эту железку весом под две сотни кг. ещё надо и возить. И происходило всё это при огромном дефиците пространства и огромном избытки веса. Левее стабилизатора на полу установлены элементы П-образного фильтра выпрямителя (дроссель и два конденсатора) по цепи 9 кВ. В ранних модификациях Р-135 на этом месте стояли 4-е щелочных аккумулятора КН-125 объединённые в две группы для аварийного питания системы ММС. Между стабилизатором и высоковольтным трансформатором в теплоизоляции проходит воздуховод от ОВ-65.

DSCN0031_1288x966

 Высоковольтный трансформатор, находится изолированно в  высоковольтном отсеке.

 

DSCN0032_1288x966

 Электромагнитные контакторы подачи напряжения 380 вольт на высоковольтный трансформатор.

Фото №16-1

Элементы П-образного фильтра выпрямителя (дроссель и два конденсатора) по цепи 9 кВ крупным планом

фото №16а

Вентилятор охлаждения по левому борту передающей машины осуществляет отвод теплого воздуха из основного передающего устройства (шкафа№2), а также возбудителя и видеоконтрольного устройства.

Фото №16б

Главный источник шума и основного дискомфорта в передающей машине превращающий её в некотором роде в “мощнейший пылесос”. Основной вентилятор предназначен только для охлаждения двух ламп усилителя мощности ГУ-39Б и контура выходного  каскада.

( ОХЛАЖДЕНИЕ ГУ-39Б, ГУ-39Б-1: анода — воздушное не менее 500 м3/ч, ножки — воздушное не менее 25 м3/ч, баллона — воздушное не менее 50 м3/ч;) О мощности основного вентилятора, а значит и производительности можно судить по его размерам. Расстояние между стабилизатором и задней стенке шкафа №2 около одного метра.

Слева, любимый инструмент, используемый при развёртывании антенного поля и обустройстве заземления.

     И ещё немного о конструкторской мысли производственного коллектива п/я 3127. Только там могли додуматься и проложить таким вот образом воздуховод к отопительно- вентиляционной установке ОВ-95.

^B3F26744C92719B1ED5E14C2BE03310636CB8A8778D5AA2093^pimgpsh_fullsize_distr

Вентилятор по правому борту передающей машины в высоковольтном отсеке под потолком, обеспечивает охлаждение шкафа №6 (высоковольтные выпрямители)

^11A52C7F1E20DF972FDA8665915D167AAF9FC6C905178B3F1D^pimgpsh_fullsize_distr

Переключатель направления движения воздуха, “наружу” или “в кузов”.

В более ранних модификациях когда п/я 3127 производило и КУНГ(и), которые были незначительно выше покупных, но тем не менее, отвечали требованиям габарита 02-ВМ (02-Т). Тогда в машине №1 удавалось делать, если так можно назвать невысокое подполье, куда и отводился, также частично, горячий воздух. А затем он естественно поступал внутрь аппаратной через боковые щели. Таким образом, завод-изготовитель предоставил возможность обогревать пол в машине №1, а это так здорово зимой и в ненастные осенне-весенние дни. Несмотря на сильнейший шум, мы умудрялись как-то спать, разместив на горячем полу наши постельные принадлежности. Как видно на этом снимке здесь такой возможности нет. Горячий воздух поступает сразу в аппаратную.

При этом, как и ранее, основная часть горячего воздуха выбрасывается наружу, прижимая на выходе из воздуховода аэроконтакт, встроенный электрически в систему УБС. В случаях несработки аэроконтакта, например, забыли открыть люк воздуховода, подача напряжения накала ламп исключалась. Не раз бывали случаи, когда в зимнее время часовой охраняющий станцию, чтобы согреться приближался слишком близко к люку, в результате падения давления воздуха, аэроконтакт разрывал цепь УБС и работающий передатчик отключался.

 

DSCN0030_1288x966

  Выходной тракт основного передатчика к щитку для подключения антенны или антенного коммутатора выполнен в виде отрезка фидерной линии (волновода) в экранирующем защитном кожухе. Справа на полке в металлическом корпусе с многочисленными отверстиями эквивалент антенны передатчика Р-140Б, который использовался при его настройке “без выхода в эфир”.

DSC_4225_1288x853

Верхняя часть наружной стенки КУНГ(а) маш. №1 (передающая) над кабиной водителя

В центре два белых круга (фторопластовые изоляторы) с резьбовым соединением к которым подключается через фидерную линию антенный коммутатор. В отличие от ранних модификаций здесь установлена ФВУ (фильтро-вентиляционная установка). Правда не совсем понятно, какова может быть её эффективность при работающем 15 кВт передатчике. Скорее всего, нулевая. Обслуживающий персонал в передающей машине и в ЭПС обречён, работать только в индивидуальных средствах защиты.

Под фильтром ФВУ в металлическом кожухе установлена отопительно-вентиляционная установка ОВ-65 (или ОВ-95). С левой стороны по ходу движения машины установлен  топливный бак для ОВ-65.

DSCN0074_1288x966

 

Антенный переключатель перевозится в машине №3 (антенная) на специальном поддоне, к которому он швартуется своей нижней частью вверх. Швартовку коммутатора на данном снимке принимать за образец не рекомендуется. К сожалению далеко не всегда начальники передающих частей и начальники станций принимали решение на установку антенного коммутатора. Действительно если ты работаешь на одну, предположим V-образную антенну, стоит ли заморачиваться ещё и с коммутатором. Практика показала что стоит, причём непременно, иначе можно огрести такую кучу неприятностей и даже оказаться в местах не столь отдалённых. Конкретный пример, мы готовились к очень ответственной работе и потому развернули практически всё антенное поле, включая и большой ромб. Антенный коммутатор был загружен полностью (четыре антенны). Удивительно, что происходило это в середине лета, когда дождей, а тем более гроз в г. Алма-Ата и её окрестностях ну почти не бывало. Вдруг в течение получаса небо заволокло черными тучами, и началась сильнейшая гроза с ливнем, громом и молниями. Работу мы на всякий случай прекратили, выход передатчика через антенный коммутатор заземлили, а затем и вовсе заглушили агрегаты, тем самым полностью изолировав, передатчик от источника тока. Не прошло и 5-7 минут, как огромная  молния ударила в антенну “Большой ромб” и на наших глазах в считанные секунды половины антенны, т.е. вся надставка ромба, её просто не стало, она как бы испарилась. Что удивительно сгорел и несущий стальной канат, натянутый между тупыми углами ромба, а он где-то не менее 6 мм в диаметре и по всей своей длине имел такие же “орешковые”  изоляторы, как и оттяжки мачт. Все эти неприятности связанные с грозой, мы устранили своими силами, хорошо, что было из чего. Но в дальнейшем при развёртывании станции у нас, включая и военнослужащих срочной службы, уже не возникало вопроса ставить или не ставить антенный коммутатор, даже если мы и работали только на одну антенну.

DSC_4234_1288x853

Общий вид электропитающей станции передающей части (машина №2).

        Бывали случаи и не один десяток раз, когда агрегаты работали в непрерывном режиме от семи до десяти дней. После остановки  на 2-3 часа для обслуживания они продолжали свою работу. Не помню ни одного случая отказа. Однако считаю что залог успеха, прежде всего, кроется в высокой ответственности персонала за порученный участок работы. Хоть и прошло более 40 лет, но хорошо помню нашего электромеханика Федю Дубовского, человека исключительно добросовестного в высшей степени ответственного и обладавшего огромной работоспособностью. У него, по чистоте, ЭПС мало чем отличалась от операционной. Призван он был из Белоруссии, говорил мало и всегда по делу. Все офицеры, прапорщики, солдаты и сержанты двух наших радиоподразделений очень  его уважали и обращались к нему в неофициальной обстановке не иначе как по имени.

     К недостатку ЭПС я бы отнёс только непродуманность запуска агрегатов при низких температурах. Никаких пусковых подогревателей предусмотрено не было а температуры зимой в Алма- Ата нередки и до минус тридцати, а уж минус двадцать это запросто и довольно часто. Оставался только один выход, подъезжать в зимнее время к котельной части и проливать горячей водой рубашки охлаждения двигателей. Не желая гробить аккумуляторы, зимой, без предварительного прогрева двигателей запускать их мы даже и не пытались

DSC_4254_1288x853

Приёмная машина №4

У передней стенки располагаются, как и на всех предшествующих  модификациях три радиоприёмника Р-155А.

Возможно автор этих строк и ошибается, тем не менее он полагает, что поскольку к выпуску этих приёмников п/я 3127 никогда никакого отношения не имело, а только лишь устанавливало и закрепляло их в КУНГ(е), никогда ни о каких поступавших в адрес Р-155А нареканиях или претензиях автору неизвестно. Обычно два приёмника  обеспечивали сдвоенный приём сигнала корреспондента,  а с помощью третьего производился подбор очередной рабочей частоты или контролировалась работа своего передатчика.

Слева под громкоговорителем, нашёл себе в этой модели место антенный коммутатор с переключателем сдвоенного приёма, в более ранних моделях антенный коммутатор находился на уровне верхнего среза среднего приемника. Под переключателем сдвоенного приёма слева находится блок питания датчика кода Морзе Р-010, сам датчик и вертикальный телеграфный ключ установлены на столе оператора, который на этом фото не просматривается.

DSC_4253_1288x853

Левый верхний угол приёмной машины крупным планом. Над индикаторным прибором блока питания приёмника Р-155А (верхний блок, прибор-3Ом1)установлен шильдик, на котором указан тип приёмника, его заводской номер и вес изделия -195 кг. Возможно для того времени это было нормой. Однако, пока мне неизвестно, что в настоящее время на вооружении наших войск связи имеются радиоприёмные устройства с подобными техническими характеристиками, но весящие раз в 15-20 меньше чем Р-155А.

В моделях предшествующих Р-135 РМ люк для подключения антенн в приёмной машине находился над кабиной водителя почти в самой верхней её точке. И это создавало определённые удобства при подключении антенн. В этой модели как видно на фотографии этот люк, а скорее всего два лючка находятся впереди и вверху на левой стороне КУНГ(а). Конечно, в этом случае никакой речи об удобстве при подключении антенн быть не может.

DSC_4243

Правая сторона аппаратного отсека приёмной машины. Слева на снимке находится шкаф №1 с ЗИП, ремонтными кабелями, инструментом, принадлежностями и материалами. Сверху на шкафу №11 нашёл своё место аппарат (АТГС-П) телефонной и громкоговорящей связи предназначенный для служебной телефонной громкоговорящей связи машины №4 (приёмная) с вынесенными пунктами управления радиостанцией по системе МБ и для подключения к коммутаторам системы ЦБ (АТС).
Правее в шкафу № 11 (сверху-вниз) установлены:
— устройство видеоконтрольное;
— блок ДЦВ р/р станции Р-405, обеспечивающий межмашинную связь с машиной №1(передающая) в аварийном режиме;
— блок распределения питания и контроля;
— стабилизатор напряжения;
Ну, куда без него стабилизатора? Бензоагрегаты АБ-4-О/230 выдавали стабильное напряжение, а потому и на приёмной части никакой нужды в стабилизаторе не было.
— на правой стороне шкафа №11 закреплён блок усилителя мощности ДЦВ передатчика Р-405.
В углу частично просматривается автомат защиты сети (АЗС) и наверху на задней стенке прибор 0-18, который позволяет:
— подавать напряжение на оборудование приёмной машины от одного из двух бензоагрегатов;
— подключать электрокалорифер или осуществлять вентиляцию аппаратного отсека;
— производить заряд одной из двух групп щелочных аккумуляторов НКН-125, устанавливать и контролировать ток заряда.

DSC_4237

У задней стенки аппаратного отсека на полке установлены два буквопечатающих телеграфных аппарата СТА- М67Б. На стенке закреплены щитки телеграфных аппаратов. Радиостанция Р-135 однозначно предназначена для работы в оперативно-стратегическом звене управления и представить, себе что кто-то будет работать из приёмной машины в открытом режиме БП, наверное, просто смешно. Для регулировки телеграфных каналов можно использовать прибор ЭТИ-64, это в более поздних модификациях, или, как например, в данной радиостанции ЭТИ-69. Поскольку закрытая телеграфная работа осуществлялась из соответствующих аппаратных связи, как правило, эти телеграфные аппараты демонтировались и использовались в учебных классах. А на освободившемся месте начальник приёмной части устраивал себе спальное место.

DSC_4248

На левой стороне аппаратного отсека приёмной машины размещено оборудование, которое представлено на этом снимке (сверху вниз):
— Аппаратура ДИСТАНЦИЯ-1, диспетчерский полукомплект ДП. Обеспечивает подачу команд телеуправления (ТУ), управления основным передатчиком, а также получение сигналов телесигнализации (ТС) на диспетчерский полукомплект, установленный в приёмной машине о состоянии основного передатчика и правильности прохождения команд телеуправления;
— П-327-3 — 3-канальная аппаратура тонального телеграфирования. Позволяет образовать три 200-бодных канала ТТ в типовом канале ТЧ (Под крышкой);
— Аппаратура П-330-6 (Азур-6), 6-канальная аппаратура уплотнения с частотным разделением каналов. Обеспечивает организацию 6 каналов тональной частоты (ТЧ) с полосой частот 0,3-3,4 кГц или 3 каналов ТЧ и одного широкополосного канала (ШК) с полосой частот 12,3-23,4 кГц, одного канала служебной связи (КСС) с полосой частот 0,3-2,4 кГц. (Под крышкой);
Правее сверху на коммутаторе находятся два прибора:
— ЭТИ-69 измеритель телеграфных искажений предназначен для измерения искажений телеграфных посылок, испытания телеграфных каналов, аппаратуры и реле.
-Прибор П-321М предназначен для эксплуатационных измерений каналов тональной частоты, предгрупповых трактов и линий связи в диапазоне частот от 0,3 до 32 кГц.
— Коммутатор (коммутационное поле) телефонной, телеграфной и служебной связи;

DSC_4245_1288x853

 Оборудование  приёмной машины размещённое вдоль  левой стороны и в левом заднем углу аппаратного отсека. (немного изменённый ракурс)

Понравилась статья, напишите комментарий и расскажите друзьям

Friend me: