08.08.1999

Мертвая петля

Может ли секретный самолет, принадлежащий спецслужбе, выполнять обычные, пассажирские рейсы? Могут ли на его борту летать торговцы цветами и фруктами?

Все возможно, если речь идет о спецслужбе под названием ФАПСИ…

Пять с лишним миллионов долларов — таков итог аферы, провернутой руководителями ФАПСИ с этим злополучным самолетом. Казна — в убытке. Махинаторы — в чистой прибыли.

Но этого мало. Вместо современного лайнера ФАПСИ получило груду ржавого металла. Правда, называли её генералы гордо — Воздушный пункт управления Федерального агентства правительственной связи и информации при Президенте России…

…С момента отстранения генерала Старовойтова прошло семь месяцев. За это время в ФАПСИ поменялось многое. Агентство уже не то, что раньше. Из гигантской коммерческой структуры, управляемой человеком с маршальской звездой, оно наконец-то начало превращаться в полноценный государственный орган.

Это подтверждается и результатами проверки Счетной палатой, которая закончилась буквально на днях. Претензий к ФАПСИ в основном нет. За исключением одного-единственного подразделения — Главного управления правительственной связи (ГУПС, он же Первый главк). Вскрытые в ГУПСе нарушения ужаснули даже убеленных сединами ревизоров Счетной палаты.

Не удивляйтесь: ГУПС и ФАПСИ — совсем не одно и то же. Государство в государстве. Недаром управлением этим до сих пор руководит любимец и ученик Старовойтова генерал-полковник Андрей Пономарев. Человек, который вполне мог стать генеральным директором агентства.

Силу, с какой Старовойтов обивал кремлевские пороги, уговаривая «вождей» назначить вместо себя Пономарева, нельзя измерить ни по одной шкале…

Домашняя копилка

 Об этой истории я уже писал. Причем — дважды. Правда, всей подоплеки я тогда не знал.

Теперь — знаю.

Помню, как Старовойтов с Пономаревым, горячась, доказывали мне, что все эти факты действительности не соответствуют. Интересно, что они скажут теперь? Ведь официальная проверка полностью подтвердила материалы журналистского расследования. Более того. Вскрылись факты, о которых я даже не мог подозревать…

Все началось осенью 95-го, когда в стране разразился финансовый кризис. Доверенный банк ФАПСИ «РАТО» оказался на краю пропасти. Допустить этого руководители агентства не могли.

Не думайте только, что генералами двигало святое желание спасти бюджетные деньги. Заботились они исключительно о своих кошельках.

«РАТО-банк» был не просто доверенным банком ФАПСИ. Скорее, домашней копилкой. Именно здесь лежал счет Александра Старовойтова (161 тысяча 983 доллара 24 цента — данные на 22 февраля 1996 г.), жены гендиректора Татьяны Старовойтовой (100 тысяч долларов). Были счета и у сына гендиректора Дмитрия, у начальника ХОЗУ ФАПСИ Дмитриева, его замов Панова и Мухатаева.

В депозитарии «РАТО» хранил чемодан с миллиардами главный финансист спецслужбы Монастырецкий.

Банковские возможности были одной из составляющих могущества Старовойтова. В «РАТО» находились счета не только первых лиц ФАПСИ, но и многих высокопоставленных сановников. В их числе — первый помощник президента Илюшин, вице-премьер Булгак, председатель Таможенного комитета Круглов с женой, шеф президентского протокола Шевченко, начальник ельцинской канцелярии Семенченко, министр юстиции Ковалев и прочая, и прочая. Повышенные проценты по сановным вкладам, намного превышающие среднестатистическую банковскую ставку, оправдывали себя с лихвой.

Как рассказывал бизнесмен Вячеслав Кущев, в прошлом компаньон Старовойтова и Монастырецкого, гендиректор ФАПСИ любил повторять: «Председатель правления „РАТО“ — мой офицер. Что ему прикажу, то он и сделает».

Но не будем отвлекаться…

…Когда генералы поняли, что в одночасье могут лишиться своих «сбережений», мысли их лихорадочно заработали. Во что бы то ни стало в банк требовалось закачать как можно больше средств и удержать его на плаву.

В декабре 95-го ФАПСИ переводит в «РАТО-банк» 28 миллиардов рублей. Деньги, разумеется, целевые, выделенные агентству под компенсацию потерь от отмены таможенных льгот. Но о каких «компенсациях потерь» может идти речь, если голова болит о своих кровных деньгах. Из «таможенных» средств по назначению было истрачено лишь 1,2 миллиарда. Прочие миллиарды остались в банке. (А полученная из-за границы спецтехника, как вы помните, мертвым грузом легла на таможенных складах. Бесплатно пропускать таможенники её отказывались, а платить пошлины ФАПСИ не желало.)

Одновременно начальник Финуправления Монастырецкий заставляет подведомственные ФАПСИ структуры открыть в «РАТО» счета и перевести туда все средства, невзирая ни на какие обстоятельства.

Своего генералы добились — банк устоял. Но случилось непредвиденное — в апреле 96-го органами ФСБ и прокуратуры был арестован начальник ФЭУ генерал-майор Монастырецкий. Эпизод с таможенными миллиардами начал выплывать наружу.

Никаких сомнений в том, что ФСБ попытается отправить его вдогонку за Монастырецким, у Старовойтова не было.

Любыми способами нужно было замести следы…

«Зеленая» цепочка

 6 мая 1996 года Старовойтов принимает решение: немедленно создать воздушный пункт управления (ВПУ) на базе самолета Як-42Д. Для чего срочно купить искомый самолет.

По правде говоря, ВПУ ФАПСИ действительно был необходим. В случае какого-то ЧП (землетрясение, наводнение, теракт) протянуть при помощи самолета в нужный район спецсвязь или доставить туда грузы куда легче, чем без него. Вдобавок ФАПСИ упирало на «улучшение оперативного взаимодействия между войсками правительственной связи и частями радиоразведки», на другие вещи.

На словах все вроде бы пристойно. Так стоит ли обращать внимание на всякие мелочи? На то, например, что в утвержденном правительством плане фапсишных работ никаким ВПУ и не пахло. Или на то, что формирование и размещение оборонного заказа — прерогатива исключительно правительства, но никак не агентства. (А значит, все дальнейшие телодвижения ФАПСИ идут вразрез с Законом «О государственном оборонном заказе».)

Наверное, не стоит. Если бы не одно «но» — вся затея с покупкой самолета Як была организована Старовойтовым и Пономаревым с единственной целью: скрыть аферу с зависшими в «РАТО-банке» миллиардами. Ибо самолет решено было покупать… у «РАТО».

Часть крутящихся в банке «таможенных» средств — 15,8 миллиарда — генералы быстренько оформили как плату за воздушный пункт управления. Еще 38 миллиардов перевели в банк в рекордно короткие сроки. (А потом и ещё 6 миллиардов — в июне и октябре.)

Одним махом генералы убивали двух зайцев: «легендировали» собственную аферу и поддерживали финансовую мощь «РАТО», закачивая в него все новые и новые средства.

Деньги перечислили 31 мая 96-го года. Контракт же на поставку и оборудование спецтехникой самолета Як-42Д заключили за две недели до этого. Невиданная оперативность!

Между тем генерал Пономарев, начальник ГУПС ФАПСИ, подписавший этот контракт, не мог не понимать, что идет на конфликт с законом. Ведь «РАТО-банк» лицензии на выполнение оборонного заказа не имел, да и положенного конкурса исполнителей никто не проводил.

Но у Пономарева, похоже, был свой интерес. По договору ФАПСИ должно было заплатить банку 11 миллионов долларов (55 миллиардов рублей). В официальной справке ГУПС ФАПСИ это названо «невысокой себестоимостью».

Хорошенькая «себестоимость» — годом раньше этот самый самолет (бортовой номер 42446) АОЗТ «Проминвест» купило у казахской фирмы «МАДИ» за 2 миллиона 334 тысячи долларов. То есть в пять раз дешевле.

Не думайте, однако, что АОЗТ «Проминвест» «наварило» на ФАПСИ без малого девять миллионов. Нет, все было гораздо хитрее.

Как мы помним, договор купли-продажи был заключен между ФАПСИ и «РАТО-банком». Но никакого самолета у банка не было. Все происходило, как в известном анекдоте: один побежал искать вагон с тушенкой, другой — вагон с деньгами.

«РАТО-банк», в свою очередь, подписал контракт на поставку Яка с дружественной себе фирмой — АОЗТ «Универсал». (Через три дня после оформления союза с ФАПСИ.)

У «Универсала» самолета тоже нет. Посему АОЗТ заключает договор с другой коммерческой структурой — ООО «Валькирия-М». Которая опять же самолетами не богата. На свет появляется четвертый по счету контракт — на этот раз с настоящим владельцем, АОЗТ «Проминвест».

Разумеется, продавало оно его дороже, чем покупало. По договору между «Проминвестом» и «Валькирией-М» цена самолета составила 23 миллиарда 680 тысяч рублей (платежное поручение № 57 от 3.06.96).

…Не знаю, как вы, я лично порядком утомился, пока добрался до конца этой запутанной цепочки. Вероятно, Пономарев со Старовойтовым на это и рассчитывали: чем сложнее узел, тем труднее его распутать.

Им есть чего бояться. В результате четырехкратной перепродажи самолета цена его выросла в два с лишним раза. Если же учесть, что некоторые фирмы из этой цепочки не значатся в базе данных налоговых органов, возникает логичный вопрос: куда ушли «накрученные» миллионы долларов? В чьем кармане осели?

Кое-какие соображения на этот счет у меня имеются. Ни Старовойтов, ни Пономарев к разряду наивных простаков не относятся. Ложку мимо рта никогда не пронесут.

Знали они о том, сколько денег теряет бюджет? Знали. Могли купить другой самолет у того же ОКБ Яковлева? Могли.

Вывод очевиден…

Впрочем, у Александра Владимировича Старовойтова — свое видение проблемы. «Меня не ругать, а награждать надо, — с жаром говорил он мне два года назад. — Наши деньги зависли в „РАТО“. Другой махнул бы рукой, а я хоть чего-то вытащил. Забрал за долги у банка самолет».

…По-моему, уж если врать, то врать надо красиво…

Как завещал Йозеф Швейк

 «Если, к примеру, пес старый и седой, а вы хотите продать его за годовалого щенка, то лучше всего купите ляпису и выкрасьте пса в черный цвет — будет выглядеть как новый, — наставлял поручика Лукаша опытный собачник Швейк. — Покупатели оставались очень довольны. Им можно было всучить вршовицкого шпица вместо таксы, а они только удивлялись, почему у такого редкого пса шерсть мохнатая, а ноги не кривые…»

О многочисленных аферах и махинациях сопровождавших покупку самолета для ФАПСИ, я писал уже раньше. О том, как в Югославии у него загорелся двигатель. О том, как специально пришлось вызывать летчиков-испытателей, чтобы вывезти его в Москву. Самолет представлял собой груду металла. Тогда, правда, все эти подробности были лишь результатом журналистского расследования. Теперь это — уже результаты расследования официального. Которое среди прочего установило многое из того, о чем я даже не предполагал. Например, то, что по документам, Як-42Д имеет отношение к агентству не больше, чем к Обществу анонимных алкоголиков.

В июле 97-го Федеральная авиационная служба зарегистрировала самолет в своем реестре (свидетельство о регистрации № 5062). Собственником судна было оформлено уже известное нам АОЗТ «Проминвест», эксплуатантом — частная компания «Орел-авиа». Аббревиатура ФАПСИ в документах не значилась.

История эта темная. Вообще по закону Як следовало бы регистрировать через Министерство обороны как самолет государственной авиации. Но военное ведомство участвовать в сомнительной операции отказалось. В конце концов сделка между ФАПСИ и «РАТО-банком» была незаконной.

От безысходности Старовойтов и Пономарев пошли на должностной подлог — упросили директора ФАС Зайцева оформить Як как гражданское судно. На подставные фирмы.

Не знаю уж, какие аргументы привели генералы Зайцеву. Во всяком случае, директор ФАС закрыл глаза на целый букет нарушений. В авиационную службу не были представлены обязательные для таких случаев документы: акт проверки технического состояния, заключение главного инженера регистрационного управления ФАС о годности к полетам. Отсутствовали оригиналы договоров, не по форме были выписаны заявления.

Усердие Зайцева было щедро вознаграждено. Приказом Старовойтова ему вручили наградной пистолет «ПСМ» (№ РВ-4123).

Да, неплохое наследство оставил Старовойтов своим преемникам. Груду вторсырья, ремонт которого встал ФАПСИ в копеечку. Кучу долгов. Ведь теперь агентство должно платить за стоянку Яка в аэропорту, за аэронавигационные сборы — за все то, от чего суда авиации государственной освобождены. (Для справки: задолженность ГУПС ФАПСИ перед ОАО «Внуковские авиалинии», на чьей территории базируется Як, составила уже 700 с лишним тысяч рублей. Это по данным на 1 апреля.)

…Помню, с каким чувством рассказывал мне Пономарев о «самолетной» истории. (Было это в 97-м году.) Глаза под очками были по-государственному прищурены. Важность и значительность читались в каждом жесте.

Дескать, ВПУ введено уже в штат главка и скоро оно получит летный сертификат. А никакого мотовства нет и в помине, ибо купили самолет на сэкономленные средства. Все честь по чести.

Ничего не скажешь — представления о чести у фапсишных генералов весьма своеобразные…

О любви к деньгам

 Думаете, на этом злоключения воздушного пункта управления закончились? Как бы не так. Не таковский генерал Пономарев человек, чтобы раскидываться своими возможностями. Доведись, он и снег зимой сумеет продать. За СКВ.

Деньги для Пономарева — превыше всего. Важнее государственной безопасности — точно.

В это трудно поверить: до последнего времени сверхсекретный самолет-ВПУ с узлом спецсвязи на борту, оснащенный особо важной техникой, использовался как обычное пассажирское судно. Только в нынешнем году на нем было совершено более 20 чартерных коммерческих рейсов — в Махачкалу, Владикавказ, Нижневартовск.

Все было как в нормальных авиакомпаниях. Билеты, стюардессы, газированная вода. Многие из пассажиров и не догадывались, что летят на секретном военном самолете.

…Понимаю, что занудствую, всякий раз обращаясь к указам и приказам. И тем не менее. С точки зрения закона действия начальника ГУПС Пономарева — а именно он давал санкции на чартерные полеты ВПУ — не лезут ни в какие ворота. Я не говорю даже о режиме секретности. По закону, для коммерческого использования госсобственности любому ведомству необходимо получить разрешение Мингосимущества. А разрешения такого никто не давал.

Любопытно было бы узнать, что думает по этому поводу сам Пономарев. Особенно если учесть, что вырученные от чартерных рейсов средства в бюджет ФАПСИ не поступали и судьба их неизвестна.

Впрочем, смотря для кого неизвестна. Пономарев, наверное, осведомлен обо всем превосходно. Равно как и о том, кому предназначались многочисленные гостинцы, привозимые на борту ВПУ. Канистры спирта, бочонки с медом, икрой. В ФАПСИ об этих дарах говорят много. Правда, пробовать никто не пробовал.

Деньги и жадность — дети одних родителей…

…История с самолетом — отнюдь не единственный «подвиг» генерала Пономарева. Взял он, например, в аренду на десять лет дачный домик в поселке Пехорка, предварительно отремонтировав его за счет ФАПСИ, а платить почему-то забывал. Вспомнил, только когда начала проверку Счетная палата.

Построил в здании управления на бюджетные деньги оздоровительный центр (ценой 125 тысяч рублей). С гидромассажем, сауной, комнатой отдыха. Пользовался, конечно, бесплатно. Но другим сотрудникам париться запрещал — в конце концов, в соседнем переулке находятся Сандуны. Лень, что ли, пройти двести метров?

Выписывал сам себе не предусмотренные законом премии. (Правда, в ходе проверки вернул в кассу все до копейки.)

Не лучше обстоит дело и с финансовой политикой главка. Масса незначительных чиновников из разных органов власти бесплатно пользуются не положенными им «вертушками». Видимо, каждый из них сделал что-то хорошее для Пономарева.

Вопреки правительственному постановлению — если абонент не платит за спецсвязь, отключать её к чертовой матери, — годами прощал долги коммерсантам. В «Уникомбанке», «Кредитпромбанке», на ОРТ и РТР Пономарева должны особо любить. Он не только не перекрывал должникам правительственную связь, — не направил ни одного искового заявления в суд.

Это, кстати, вообще в его духе. В «самолетной» истории все происходило по аналогичному сценарию. «РАТО-банк» должен был выполнить работы и сдать ВПУ до 31 декабря 96-го года. Акт приемки же подписали только в декабре 98-го. Ни копейки штрафных санкций Пономарев не потребовал.

Широкая натура, настоящий русский ухарь…

Я не привожу здесь примеров, связанных с научно-исследовательскими работами (НИР) и научно-исследовательскими опытно-конструкторскими работами (НИОКР) главка, поскольку вынужден буду разгласить секретные сведения. Но поверьте, цифры и факты — впечатляют…

…Как видно, претензий к Пономареву накопилось порядком. Никакой же ответной реакции нет. Когда генералу принесли на визирование акт Счетной палаты, он махал руками почище Валдиса Пельша. А на предложение сменившего на посту Старовойтова Шерстюка подать рапорт «по собственному» отреагировал так, будто его склоняли к сожительству.

Конечно, признаваться в содеянном не хочется никому. Только удастся ли Пономареву остаться на плаву? Акт проверки направлен уже в Генеральную прокуратуру. Да и расследование по «самолетному» эпизоду идет полным ходом.

На месте Пономарева я бы хорошенько подумал о своей судьбе. Это Старовойтову — уже 59 лет. Пономареву-то — всего 43…

 

* * *

Два года назад, в апреле 97-го, обращаясь к Старовойтову, я писал: «Александр Владимирович, как можно скорее подайте рапорт. Не ради интересов дела, ради самого себя».

Сегодня то же самое я могу адресовать Пономареву:

«Андрей Николаевич, не повторяйте ошибок своего учителя. Пока ещё можно уйти по-хорошему.

Тем более вам вроде бы обещано какое-то место в правительстве. Идите не раздумывая. Таких, как вы, в правительстве пруд пруди — от первого вице до последнего клерка. На общем фоне затеряетесь вмиг.

Да и «вертушек» в Белом доме ещё больше, чем в ФАПСИ. Их только в «Лефортово» и «Матросской Тишине» нет…»

 

Вскоре после этой публикации генерал А.Н. Пономарев покинул ФАПСИ. Эра Старовойтова подошла к концу.

Значит ли это, что в ФАПСИ больше не воруют? Конечно, нет, ибо в России воруют сегодня везде.

Главное, что той, прежней системы вертикальной коррупции в ФАПСИ больше не существует. Ради этого стоило биться…

А уголовного дела против Монастырецкого больше нет. Суд снял с него практически все обвинения, что, правда, не спасло руководителя следственной бригады Генпрокуратуры Погорелова от увольнения.

Впрочем, это уже совсем другая история…

 

 

Понравилась статья, напишите комментарий и расскажите друзьям

Friend me: