Валерий Лукьянов

Полковник в отставке Лукьянов В.В.

А было ли чем гордиться?!

     Хотелось бы немного, но честно подискутировать с Ю. М. Хомяковым, который совсем недавно написал статью под названием «Я горжусь службой в войсках правительственной связи». Гордость очень хорошее чувство человека, особенно тогда, когда она серьёзно подкреплялась бы конкретными и неоспоримыми фактами и преференциями по сравнению, допустим, с коллегами из войск связи Министерства Обороны СССР того времени. А вот здесь нам особо гордиться и нечем!!! Каждый элемент Вашей гордости аргументирован, к сожалению, слабовато и я постараюсь показать это в данной статье. Аргументов маловато, в основном голые утверждения, а они не столь убедительны. Что касается подготовки офицеров в Багратионовске якобы организованной на целый порядок выше, чем в военных училищах связи МО СССР. Это просто поклёп и притом ничем не подкреплённый. Я, кратко расскажу Вам, как готовили радистов в нашем Кемеровском военном училище связи. Кроме базовой подготовки по изучению большого спектра средств радиосвязи, состоявших на вооружении Сухопутных войск, нам очень прилично давали малоканальные радиорелейные станции, аппаратуру уплотнения каналов, как телеграфных, так и телефонных, а также специальную аппаратуру, которая уже в то время широко использовалась на слуховых телеграфных радиоканалах. А сколько времени мы отработали на ключе, на датчике кода Морзе Р-010, буквопечатающем телеграфном аппарате и радиостанциях малой и средней мощности в КВ диапазоне. Причём тренировки у нас проходили днём и ночью на реальных расстояниях с источниками помехи, случалось иногда в противогазах и без них. Лично Вы Юрий Михайлович хоть знаете, что это такое? Я считаю, что в этом разделе «гордости» Юрий Михайлович допустил элемент совершенно не обоснованного занижения качества подготовки офицеров связи в маститых, с большой и богатой историей училищах связи МО СССР. Ваш вывод по этому вопросу просто голословен и не аргументирован. Действительно к середине семидесятых в ВПС появились доморощенные радисты, отдельные из них, возможно, были совсем даже не плохие, но подумайте сами, школа подготовки радистов в МО существовала всегда, т.е. со дня образования РККА и хотя бы только поэтому достичь её уровня ой как не просто.

А теперь о технике связи, которая состояла на вооружении ВПС и частей связи МО. Автор статьи, безусловно, лукавит, когда говорит, что техника ПС была современнее, но это совершенно не так. Так, например, в конце шестидесятых, начале семидесятых годов на вооружении радиорелейных подразделений ВПС были 12 канальные РРС типа Р-400м2 и Р-402м. Справедливости ради надо отметить, что в некоторых частях эта техника продолжала оставаться до середины семидесятых.  А армейцы в это же время уже успешно эксплуатировали Р-404м, которые выдавали 24 канала, из них оперативных 22.  Два канала, служебный и маркерный являются чисто техническими. Подразделения и части связи МО десятилетиями, в т.ч. в мирное и военное время уверенно использовали радиостанции средней и большой мощности, а мы таких радиосредств просто не имели. И лишь в начале семидесятых в некоторые части стали поступать первые образцы радиостанций Р-135, а чуть позже и Р-136. И, хотим, мы с этим согласится, или нет, до настоящего времени такого широкого распространения как в МО радиосвязь в ВПС, так и не получила.

Поговорим теперь о кабелях дальней связи. Вряд ли кто будет отрицать, что войска правительственной связи очень долго работали на биметалле, а затем уже в шестидесятых перевооружились на кабель П-270м, который уплотнялся 12 канальной АУ П-304. Затем в начале семидесятых появилась П-302. А в это время наши коллеги уже перешли на новый кабель П-296м «Сурок», который уплотнялся 24 канальной аппаратурой П-301, а при использовании двух кабельной системы и АУ П-300 они получали 60 каналов ТЧ. Конечно, такое количество каналов нам было не нужно, но и здесь они нам давали хорошую фору. Что касается космической и тропосферной связи, приоритета в их создании и дальнейшем совершенствовании по вполне понятным причинам умолчу.

Давайте посмотрим на нашу связь управления своими собственными подразделениями и частями. Армейцы имели несколько типов КШМ и уверенно управляли своими подразделениями при развёртывании системы связи армии и фронта, а мы получили их лишь к середине семидесятых годов. Таким образом, можно констатировать тот факт, что реально связь управления, как таковая, до середины семидесятых в войсках ПС отсутствовала.  Вначале появились Р-125мт2, а затем и Р-142, из расчёта на батальон одна КШМ, управление полка одна КШМ, что, в общем, то было не густо. А потому сказать, что таким вот образом все проблемы связи управлении были решены, было бы не совсем честно.  Правда, после восьмидесятых, в подразделения и части ВПС стали поступать КВ и УКВ радиостанции малой мощности одиночными комплектами. Одновременно средства служебной КВ радиосвязи типа Р-130 появились и в тропосферных подразделениях, но их всегда почему-то не хватало.

Вот тогда, там, где командиры хоть что-то понимали в радиосвязи, связь управления работала чётко, без особых нареканий, обеспечивая нормальную деятельность части не только в ходе выполнения, стоящих перед нею задач, но и в обычной повседневной жизни.

А заглянув на 15-20 лет назад легко обнаружить, что из-за отсутствия в ВПС связи управления нередко терялись даже целые подразделения. Известен, например, такой случай, когда в мирное время в пустынной местности затерялась радиорелейная рота, которую удалось разыскать только с помощью вертолёта пограничных войск (наших коллег по КГБ). Это случай произошёл в середине шестидесятых в 33 оппс г. Мары.

От железа пора перейти к нашим подчинённым, которые реально выполняли задачу по установлению и поддержанию правительственной связи. Как бы это было неприятно, следует всё-таки признать, что в середине шестидесятых и далее на лет 15-20 основное воинское звание офицеров ВПС было старший лейтенант, ну от силы капитан. При этом, это были зачастую седые офицеры и нередко предпенсионного возраста. По этому поводу приведу реальный случай, при котором я присутствовал сам в начале семидесятых годов на окружных учениях в районе города Тирасполя, Молдавской ССР. Для обмена каналами связи армейские связисты подтянули свой кабель к аппаратной Р-400м2. Рядом со мной стоял в плащ-палатке старший лейтенант Юра Зинчук. Он был высокого роста и с проседями на висках. Ну, прямо «настоящий полковник». Сержант (армеец) меня спрашивает, а кто это стоит рядом со станцией, наверное, полковник? Но я его очень удивил и разочаровал, сказав, что это наш старший лейтенант. И такое происходило везде и постоянно. Но надо не забывать, что наступает время, и этот старший лейтенант или капитан уходит на заслуженный отдых. Что они получали в пенсионном отделе? Мизер денежных средств, на которые прожить просто не реально. Практически всем им приходилось сразу идти работать, чтобы прокормить свои семьи. Вот здесь не берусь утверждать, что они по-прежнему «гордились» своей принадлежностью к войскам правительственной связи.

Зато сотрудники центрального аппарата войск сделали, себе любимым, очень приличные оклады. Так старший офицер штаба ВПС, штатная категория майор, получал должностной оклад командира полка. А с чего это ради? Разве можно сравнить работу командира полка с обязанностями старшего офицера штаба в/ч 32152? Конечно, нет! Сколько получали начальники отделов, и их заместители остаётся только догадываться. Кроме того, полагаю это отметить особо, даже старшие офицеры штаба войск в/ч 32152 имели удостоверения сотрудников центрального аппарата КГБ СССР. В то время как, даже командиры полков не могли ничем доказать свою личную принадлежность к ВПС КГБ СССР, поскольку имели только удостоверение личности офицера Министерства Обороны СССР.

Гордимся дальше, но уже местами дислокации наших соединений и частей на территории бывшего СССР. Так, наше высшее руководство якобы из соображений будущей (не дай Бог) ядерной войны решило разместить наши части в пригородах лишь некоторых больших городов, а в основном в деревнях и районных центрах. Тогда руководствуясь тем же решением, и штаб ВПС надлежало бы вывести из Москвы, например, в город Урюпинск, который явно не будет подвержен ядерному удару наших «партнёров» из США и НАТО. Когда, нас выпускников военных училищ МО, «сватали» в эти, так называемые, «элитные» войска, нам говорили, что служить вы будете в республиканских, или, в крайнем случае, в областных центрах. Давайте отследим эти областные и республиканские центры. Начнём с областного (действительно) центра-города Мары Туркменской ССР. К счастью часть выведена в другой регион. Далее Украина и части в ней находящиеся. Начнём с города-героя Одессы. Прекрасный город у Чёрного моря, но часть в 15 км. от города в посёлке под названием Гидропорт.  Кодыма- районный центр, в котором трудно обойтись без резиновых сапог. Сколе, Сарны, Львов, а вернее Винники в пригороде   Львова, далее Мирополь и Миргород. Лишь в городе Ровно полк находился прямо в областном центре. В Белоруссии Несвиж и Молодечно (более или менее приличные города). Окраина рядом со свалкой в Алма-Ате (Пятилетка Турксиба), окраина города Фрунзе (т.н. Фрунзе-1), но она уже стала городом.

Город грузинских металлургов и химиков Рустави. Надо ли объяснять какой там “замечательный” воздух? До столицы республики что-то около 30-ти км. Странно получается, часть ВПС дабы она не была уничтожена первым ядерным ударом разместили в г. Рустави, а вот узловую бригаду связи, которая также, как и мы развертывала узлы связи на тех же самых пунктах что и мы разместили в г. Тбилиси недалеко от Штаба ЗакВо.

Город Чита, а само соединение в Песчанке 11-12 км. от города, город Улан-Уде, а часть на выезде рядом с авиационным заводом, по которому наши «партнёры» бабахнут в первую очередь. Так, где логика при размещении частей? Далее Хабаровск, а на самом деле это не так. Плюс райцентр в Белогорске и т.д., и, т.п.  Прекрасным размещением можно действительно гордиться. Только жёны офицеров и прапорщиков, которые сидели с как правило высшим образованием без работы, видимо вспоминают эти «дыры» с содроганием. Семьи были лишены культурных центров, нормальной медицины и приличного образования для их детей. Без хороших магазинов и детских учреждений. Про театры и бассейны, дворцы спорта с катками, я просто промолчу. Гордость их явно распирает! Зато наши москвичи имели всё вышеперечисленное в достатке. Видимо поэтому, они и не оказались в Урюпинске.

Далее автором было красочно описано уверенное выполнение задач по связи нашими офицерами войск ПС. Другого, просто быть не могло по определению, так как все эти задачи выполняли офицеры, а им сам Бог велел выполнять задачи как надлежит офицеру ВПС. Однако МО такой роскоши, позволить себе просто не могло и на многих связных должностях были сержанты в основном срочной службы, но это совершенно другой контингент. Как по подготовке, так и по мотивации их деятельности сравнивать просто глупо. Что грозило сержанту за невыполнение задачи по связи? В крайнем случае, дисциплинарное взыскание, а офицеру ВПС это грозило, закончить службу старшим лейтенантом, да ещё в полку города Мары. Как раз именно таких там было в достатке.

Следующий момент в статье касается подготовки офицеров-специалистов связи. В начале статьи этот вопрос уже стоял на повестке дня. Это дополнение к нему. И тут, я могу выставить целую дюжину не стыковок и ряд вопросов к автору. Как вы думаете, читатели, где будут лучше себя чувствовать хорошие преподаватели и классные специалисты — в Москве или в Урюпинске? И чем Багратионовск отличался от Урюпинска? Да ничем!  В конце концов, училища связи МО СССР находились в Ульяновске, Кемерово, Томске, Новочеркасске, Рязани, Ленинграде, Киеве. Плюс давние хорошие традиции этих училищ. Конечно, очень жаль, что в эпоху “великого стратега ТАБУРЕТКНА” их, как и многие другие ВВУЗы, просто грохнули. Ну, вот пожалуйста господа лётные профессора из академий ВВС Жуковского и Гагарина пожалуйста бросайте свои квартиры в Москве и дуйте в областной центр г. Воронеж.  Так они все и побежали и до сих пор бегут.

Про Кемеровское военное училище связи я могу говорить и писать долго и подробно, но в этом нет такой необходимости. Надо было автору просто побывать в наших классах, совершить пеший переход 30 км. на полигон в Ягуново (это летом) или пройти на лыжах этот же маршрут зимой и тогда можно понять, что маменькиных сынков там не держали, а если кто и попадал к нам нечаянно, то он очень быстро уходил куда угодно, и назад не возвращался. Когда мы прибыли в ВПС, будучи классными радистами, то вашу радиорелейную технику нам хватило времени выучить за два месяца переподготовки, а Вы её штудировали годами. Вот Вам уровень нашей подготовки и объёма технических знаний, которыми мы обладали

Опять возвращаюсь к вопросу большой гордости за службу в ВПС. Посмотрите на нашу группу №240 в Военной академии связи. Это была самая сильная группа по своей учёбе за всю историю Академии, да и по воинскому порядку и организованности она была не на последнем месте. Это была и самая усатая группа в академии. Из 25 слушателей 15 носили аккуратные усы. Не носили те, у кого они плохо росли или им не шли, по мнению жён. Результат на сегодня следующий. Из 25 выпускников меньше половины стали полковниками и только двое товарищами полковниками, а именно командирами полков ПС. Это гордящийся службой в ВПС товарищ полковник Ю.М.Хомяков и не гордящийся автор этой статьи. Так, не гордящийся, ещё послужил на должности заместителя начальника ВПС в ПрикВО по вооружению целых два года, перед самым развалом СССР. Гордости это мне не прибавило, так как я с командной должности вынужден был уйти на, техническую. А за что такая несправедливость? Кто читал мои статьи, конечно, помнит, как это было и кому надо было освободить дорогу, до генеральских погон. И всё равно меня никто не переубедит в том, что старых, седых и очень грамотных старших лейтенантов, и капитанов было так много, только в наших «элитных» войсках правительственной связи. Буквально на днях мне рассказали такой случай, который произошёл на выпуске офицеров из Орловского высшего военного командного училища связи. К одному из лейтенантов на выпуск приехал отец в военной форме. Он ранее служил в наших войсках ПС. Я и спрашиваю Бориса Камнева (это он вспомнил данный случай) — «, наверное, целый полковник?», а он мне и говорит, да нет всего на всего, старший лейтенант!!! Вот, что ждало многих выпускников, если у них не было пап полковников и генералов (пусть даже пенсионеров) из наших войск или из КГБ СССР. Этот молодой лейтенант и его друзья, глядя на отца, сразу же “возгордились” своей принадлежностью к ВПС.

Всем офицерам и прапорщикам войск правительственной связи огромный привет и самые тёплые пожелания мира и благоденствия нашей России! Быстрейшего мира на Украине! Всего доброго Вам, вашим родным и близким!

С уважением к Вам, полковник в отставке ФСБ России Валерий Лукьянов.

Понравилась статья, напишите комментарий и расскажите друзьям

Friend me: