Валерий Лукьянов

Полковник в отставке Лукьянов В.В.

Кто за нами присматривал?

       Хочу честно признаться перед читателями в том, что моя самая первая статья на сайте Ю.В.Лазарева, должна была приоткрыть некоторые методы работы наших контрольных органов. Их сотрудники, обслуживали наши части от  отдельного батальона до бригады включительно. Оперуполномоченные особого отдела КГБ СССР  «присматривали» за целым рядом нужных для нас вопросов безопасности наших секретов, и за специальной  техникой. Однако ряд сотрудников этих органов, по своему, понимали стоящие перед ними задачи, и вместо настоящей контрразведывательной работы пытались вдруг, вплотную заниматься сбором компромата на командиров частей. Делалось это зачастую по заданию старших начальников, которые видимо, забыли (или не знали), что командир части КГБ является самым проверенным должностным лицом в данной части. Командира полка правительственной связи КГБ СССР назначали Приказом Председателя КГБ СССР и до этого назначения его тщательно проверяли по всем направлениям. Однако этого им (на местах) казалось мало, и они начинали получать дополнительную информацию из слухов и от сексотов (т.н. секретных сотрудников), которые, как правило, были самыми отпетыми негодяями, в частях, пьяницами и нарушителями воинской дисциплины. Естественно, требовательный командир части спрашивал с них положенную работу и наказывал за нарушения воинской дисциплины и порядка. Эти сексоты, могли дать любую, нужную оперативникам  информацию, как положительную, так и негативную.  Часто  сотрудник ВКР, не проверяя  информацию,  «толкал» её вверх. Заставь дурака  Богу молиться…  В подтверждение написанному, приведу пример из собственной службы и взаимодействия со своим опером ВКР старшим лейтенантом Анатолием Ковалёвым. Самое интересное, что нового сотрудника, который начал работать в части в 1982 году, мне никто не представлял. Этому я совершенно не удивился, так как в руководстве отделом ВКР, откуда и был старший лейтенант А.Ковалёв, были совершенно не военные люди, а оборзевшие чиновники спецслужбы, которым было дозволено абсолютно всё. В этом я убедился позднее. Первое знакомство с А.Ковалёвым произошло случайно на территории части, где я встретил не знакомого офицера в форме старшего лейтенанта ВВС. Соответственно остановил его и поинтересовался, что он делает на территории нашей части? Он мне доложил, что является новым оперуполномоченным особого отдела, который недавно назначен для работы в части. Проверив его удостоверение, я тут же порекомендовал  ему в срочном порядке поменять форму одежды на ту, которая имеется у военнослужащих войск связи (нас под них маскировали), дабы не отличаться от них. Менял форму он почти месяц и после ещё двух напоминаний с моей стороны. О том, что командиру части  надо было обязательно представиться,  конечно, этому его не учили в городе Новосибирске. Так мы начали наши взаимоотношения с новым сотрудником ВКР. Как он вообще остался на обслуживании нашего сформированного в 1986 году 53-го полка, мне, пока  неизвестно, но работать вместе, уже на полку ему долго  не пришлось.

Каждый год в августе месяце в Москве проводилось совещание руководящего состава ВПС, на котором подводились итоги СБД — служебно- боевой деятельности войск и ставились задачи на следующий год. В 1986 году накануне такого совещания, дней за 10-12 до него, ко мне в полк из Москвы «инкогнито», с пакетом,  внезапно прибыло целых два полковника из центрального аппарата войск, а именно полковник Кандалинцев В.Н., начальник отделения тыла штаба войск  и полковник из политотдела войск Блинов.Г.Н. Высоких гостей встречал не я, а начальник ОПС КГБ Киргизии полковник  Павлов  М. С., который в воскресенье разместил их в гостинице, а к 10.00 в понедельник привёз  на КПП полка. Мне он  не позвонил,

так как, уж сильно держался за свою должность. Для чего всё было сделано внезапно, я до сих пор понять не могу. Только закончилось утреннее совещание в кабинете командира, как прозвучал звонок телефона с КПП полка и мне сообщили, что два полковника с удостоверениями  КГБ СССР хотят пройти ко мне в кабинет. Я дал команду провести их в штаб полка с одним из дневальных КПП. Через несколько минут входят целых два полковника, которых я знал лично. Они ранее уже работали по своим направлениям в нашем гарнизоне. Поздоровались и они представили мне пакет с предписанием  на проверку ряда вопросов, но не СБД – полка, а касающихся меня лично. Мне стало ясно, откуда эта информация и кто её мог собрать, и отправить в Москву.

В предписании были указаны вопросы, которые подлежали проверке членами прибывшей из Москвы комиссии.

Вот эти вопросы:

1.Незаконная эксплуатация служебного автотранспорта (в личных целях — охота, рыбалка, выезды за город на отдых и т.п.) командиром полка.

2.Единоличное (и бесплатное) использование офицерской сауны командиром полка, его друзьями и знакомыми. А остальные подчинённые — подождут.

3.Откуда у командира полка появилась «крутая» дача с лебедями и бл…ми в предгорьях города Фрунзе? На какие средства? Что она из себя представляет?

Прочитав этот бред «сивой кобылы» я предложил членам комиссии, не выходя из рабочего кабинета  (чтобы не подозревали меня в инструктаже нужных подчинённых) в течение 2-3 часов разрешить все интересующие приезжих вопросы. Удобнее,  усадив их в кабинете,  принялся за дело. Для решения поставленных в предписании вопросов, я вызвал  трёх своих заместителей и поставил им задачу для их скорейшего решения. Начальник штаба подполковник В.А.Краснов представил Приказ №1 по Службе войск, в котором, в одном из разделов, было подробно расписано время и дни посещения сауны офицерами и прапорщиками основных подразделений полка, офицерами управления, командования, и членами их семей. Начальник финансовой службы капитан А.Н.Барков представил журнал регистрации посещения сауны и ведомость на оплату этих услуг. Я лично в сауне был всего три раза за два последних месяца с офицерами командования полка и так же, как все оплатил эти услуги, установленным порядком. По первой  позиции предписания, которая связана с эксплуатацией служебного автотранспорта за 6 последних месяцев, предоставил планы выхода машин авто службы, и журналы регистрации выхода автотранспорта с КТП и КПП, путевые листы служебных машин командира за три последних месяца зам командира полка по вооружению и технической части  майор П.В.Янковский. Проверяющими было установлено, что кроме рабочих дней и парковых дней служебные машины командира полка в рейс не выходили. Таким образом, первая позиция предписания была совершенно без нарушений. Где-то, через пару часов, из КГБ Республики,  начальником тыла полка подполковником А.А.Никитенко, была доставлена выписка из Приказа КГБ Киргизии. В ней  говорилось о выделении мне, как командиру в/ч 64479 в аренду, комнаты 18 квадратных метров, в профилактории руководящего состава КГБ Киргизии, в  23-х километрах от города со стоимостью оплаты 95 рублей в год. В выписке перечислялись удобства и мебель, находящаяся в этом помещении. Данная выписка специально была выполнена в  трёх экземплярах, чтобы хватило всем любопытным генералам ВПС и ВКР. Таким образом, и третий пункт злополучного предписания был снят с повестки дня. Членам комиссии стало понятно, что все три пункта информации, отправленной в Москву,

являются, злобной клеветой. А за это, кто-то должен был ответить. Лично мне стало понятно, кто поставил задачу старшему лейтенанту А.Ковалёву для сбора «компромата» на командира полка. Это был начальник отделения ВКР 17-го Армейского корпуса (начальник моего А.Ковалёва) подполковник  Жидовленков, которому я ранее категорически отказался выдать со склада КЭС полка: краску, фанеру и ДСП для завершения строительства его дачи, накануне его  увольнения в запас. Я  довольно жёстко отказал ему и добавил, что у меня полк, а не магазин строительных материалов. И тогда он решил подложить мне большую «свинью», опозорив командира 53 ОППС на все войска правительственной связи КГБ СССР накануне очередного совещания в Москве. Целых два полковника, потратили служебное время, и государственные средства, чтобы доказать полную несостоятельность переданной в 3-е Главное Управление КГБ СССР информации на якобы имевшие место «шалости» командира 53 полка ПС во Фрунзе. На следующий день комиссия убыла в Москву авиарейсом Аэрофлота. На моё предложение, после завершения работы членам комиссии, посетить «крутую» дачу, гости категорически отказались, так как они проверяющие, и их выезд на «дачу», может быть не правильно истолкован, руководством ВПС КГБ СССР.

Где-то через 10-12 дней я вместе с начальником политического отдела полка подполковником В.С.Карасёвым прибыл в Москву и расположился в гостинице «Пекин». Там были размещены большинство участников нашего совещания. Один подъезд данной гостиницы в то время фактически был служебной гостиницей КГБ СССР. На следующий день в здании ЦВА в/ч 32152 началось совещание, о котором я уже писал ранее. Там в холле перед зрительным  залом меня встретил  генерал-майор Жуков Н.В., который в это время занимал полковничью должность одного из заместителей НШ войск ПС. Он без всякой подготовки, даже не поздоровавшись, задал мне вопрос, что у Вас, командира полка за дача с лебедями и с бл…ми в предгорьях города Фрунзе? Зная, что он читал справку, что вся информация на меня бред сивой кобылы, я ему ответил, что он прекрасно осведомлён, а информация ВКР чистейшая липа. Но он продолжал гнуть своё, не унимался, а затем утвердительно заявил, что  дыма без огня не бывает. На что я ему, возможно и грубовато ответил, что ни огня не дыма вообще не было. И пошёл в зрительный зал, подальше от этого маразматика в генеральских погонах. Совещание прошло как обычно, но одного командира части подняли на совещании за его поездку на служебной «Волге» к своим родителям, на несколько сотен километров. За это он заплатил всё, что причитается в таких случаях. Почти как за такси. Кроме того он был поднят  на всеобщее обозрение.

После возвращения во Фрунзе, прошло около месяца, и вдруг ко мне на приём просится мой старший оперуполномоченный особого отдела старший лейтенант А.Ковалёв. Зайдя в кабинет, он чуть не плача доложил, что убывает к новому месту службы в «солнечный» и очень «пустынный», город Сарыозек на должность оперуполномоченного, то есть на ступень ниже. Я выслушал его внимательно и высказал всё, что думал о его  работе и совершенно бестолковых  сексотах , которые его и подвели под «монастырь». Я ему ещё раз напомнил,  что вся информация должна тщательно проверяться, а уж потом докладываться наверх. По любому вопросу из того злополучного перечня, я мог ему всё разъяснить и даже показать свою «дачу» с «лебедями», но он решил ко мне не обращаться. Вот и результат. Пожелал ему хорошей службы на новом месте и дружной работы с командирами частей. Они не враги своему государству и это надо всегда помнить.

Через некоторое время в полк прибыл и представился, как положено, седовласый, приятной  внешности  майор Николай Шерстнёв, который к этому времени имел прекрасные результаты в работе отдела ВКР на  пятых курсах ВВС СССР. Курсы готовили военных лётчиков на самолёты и вертолёты, поставляемые СССР в различные государства мира. Среди курсантов попадались и агенты спецслужб различных государств.  Из этого отдела и пришёл на повышение майор Н.Шерстнёв, который быстро наладил работу по своей линии в нашем полку и охотно помогал командирам в борьбе с негативными явлениями, в поддержании твёрдой воинской дисциплины, и высокой боевой готовности. Он вникал в жизнь полка и присутствовал на всех основных мероприятиях полка. От учений, до рыбалки и охоты. Он был рядом с нами. Всё видел и всё знал. Вот это был настоящий специалист своего профиля. Мы с ним продолжили дружбу и работу в Пограничной группе ФПС России в Киргизской Республике, где он уже подполковником очень хорошо работал по линии разведки погранвойск. А я тоже успешно занимался реальной связью на участке Киргизско-Китайской государственной границы. Сейчас он на заслуженном отдыхе, на Юге России. Вот так работали наши контрольные органы, которые тоже имели свои недостатки и иногда даже пытались их устранять. Но предварительно изрядно потрепав нам нервы.

 

Всего доброго читателям нашего сайта от полковника в отставке ФСБ России Валерия Лукьянова.

 

 

Понравилась статья, напишите комментарий и расскажите друзьям

Friend me: