Валерий Лукьянов

Полковник в отставке Лукьянов В.В.

А ведь совсем не плохо мы служили при социализме.

Подводя некоторые итоги своей службы в Средней Азии, в восьмидесятые и начале девяностых годов, делаешь вывод, созвучный с заголовком моей очередной статьи. Хочется вспомнить нашу реальную работу не за страх, а за совесть в войсках правительственной связи КГБ СССР. Вся деятельность любого офицера тесно связана с его служебными обязанностями, но в наших обязанностях не сказано, как провести то или иное мероприятие для пользы нашей службы. Вот и крутится офицер исходя из своей подготовки и имеющихся возможностей в данном воинском коллективе. Мне, как командиру полка было чётко определено, статьёй №90 Устава Внутренней службы, за что конкретно я отвечаю перед государством и своим ведомством.

 Так первым пунктом моих обязанностей было предписано, что в мирное и военное время я отвечаю — за боевую и мобилизационную готовность полка. Пункт очень важный, да и довольно объёмный, чтобы всё предусмотреть и выполнить по данному вопросу.
Боевая готовность в полку ВПС (как и любом другом) тесно связана с боевой готовностью, прежде всего нашей многочисленной техники связи и автомобильного транспорта, на котором она смонтирована. Для поддержания своей техники в боевой готовности, требовалась продуманная, плановая работа по тем регламентам, которые нам рекомендовали заводы изготовители и наши вышестоящие технические органы. Как показала реальная практика, мы выбрали самый оптимальный вариант для качественного обслуживания и своевременного ремонта нашей техники. Однако к этим работам можно было подходить разными путями. Не заморачиваясь, можно было все регламенты проводить в полку на стоянках подразделений. Но сразу возникали проблемы, житейские с офицерами и прапорщиками, что мешало качеству выполнения работ. Квартиры рядом и семьи с их проблемами тоже рядом. Вот и появляются просьбы отпустить ряд офицеров по всяким семейным причинам, а работы стоят или делаются для галочки. Или не делаются совсем, а запись о выполнении, производится липовая. Тогда я решил, все полугодовые регламенты делать в составе полка и в полевых условиях. На это отводил 5-6 суток, в течение которых весь личный состав полка, находясь в поле, не отвлекался от основных работ и качественно, в составе экипажей, и станций, выполнял их. Притом не по 8 часов в день, а весь световой день с краткими паузами для приёма пищи.
Для полноты и качества выполнения работ, в поле выводились подразделения обслуживания и ремонта со своей штатной техникой, и полными экипажами. Мастерская связи — со своей аппаратной АТО, авторемонтная мастерская — на штатном ПАРМ (е), хоз. взвод с поварами и полевыми кухнями, а также с имевшейся в полку полевой кухней на шасси Зил-131 типа ПАК-200, ну и клуб полка — на своей клубной машине. Автотехники батальонов — на МТО-АТ.
Всем этим большим «колхозом», руководил лично, заместитель командира полка по технической части подполковник Янковский П.В. Для проведения таких работ мы имели 2 района с ровными, большими площадками и в стороне от населённых пунктов. Что это нам давало положительного?
1.Весь офицерский состав и прапорщики, имевшие у себя в подчинении технику связи, вместе с экипажами, практически круглосуточно и не отвлекаясь, на семьи и детей, работали с боевой техникой, находясь на котловом довольствии полка.
2.Все подразделения обслуживания и ремонта, на своей боевой технике, работали в интересах подразделений, и сами получали полезную практику на случай боевого применения.
3.Клуб полка, тоже должен был помнить, что имеет полевой автоклуб и должен уметь работать на нём, в интересах подразделений, в полевых условиях. В 21.30 ежедневно демонстрировался художественный фильм, а затем вечерняя поверка и отбой.
4.Тыловые подразделения тоже должны получать практический опыт кормить целый полк, в полевых условиях 3 раза в сутки горячей пищей, и выпекать на ПАК-200 свой собственный хлеб.
Как видим, каждая служба полка получала опыт и дополнительные полезные навыки. Всё это могло, пригодится в реальной боевой обстановке.
Для связи с частью и семьями наших офицеров (тогда сотовых телефонов не было) и прапорщиков в штабной палатке устанавливали городской телефон, или телефон дальней связи с выходом на наш коммутатор стационара «Хлор», а затем на город. Так мы поддерживали в боевой готовности нашу, уже не молодую технику и автомобильный транспорт.
На инспекторской проверке в марте 1987 года полк имел следующие оценки за технику: фронтовой УПС – отлично (он имел новую технику); тропосферный батальон – хорошо, радиорелейный батальон — хорошо. Общая оценка за полк — хорошо.
Вторым пунктом моих обязанностей является ответственность — за успешное выполнение боевых задач полком. Слава богу, до боевых задач тогда не дошло, но учебно — боевые и обеспечение реальной связи Первому заместителю Министра Обороны СССР Маршалу В.Г.Куликову на нашем счету уже были. Этот пункт обязанностей подразумевает наличие исправной боевой техники и умение на ней грамотно, и по существующим нормативам, работать. Для этого необходимо качественно учить(обучать) подчинённых и учиться самим, всем офицерам и прапорщикам, работающим на нашей технике связи. Мне, как командиру, просто очень повезло, что создавать полк и его учебно-материальную базу, пришлось не с нуля, т.к. в обоих отдельных батальонах ПС уже были, приличные классы, и их просто надо было подновить, и довести до ума. Учебные классы были практически по всем, имеющимся видам техники связи, за исключением радиостанции большой мощности и станции космической связи. Практические занятия по работе на реальной технике связи, проводились на плановых комплексных тренировках, которые проходили по трое суток, каждый месяц обучения, в основном районе полка — «Алга». Первый день, общевойсковые дисциплины и работа на пунктах приёма личного состава, и техники, а остальные двое суток — работа на технике связи. При этом проводилось развёртывание (свёртывание) различных образцов техники без вхождения в связь, далее работа пониженной мощностью передатчиков между собой, работа в линии роты (группы), подготовка личного состава к сдаче на классность.
Следующий пункт обязанностей командира полка гласит, что он отвечает — за боевую подготовку, воспитание, воинскую дисциплину, политико-моральное состояние личного состава и безопасность военной службы. По этому пункту, а вернее пунктам тоже есть, что сказать положительного в нашей работе.
В полку было строго заведено, что срыв любого занятия по боевой и политической подготовке — это ЧП местного значения. Проводилось обязательное разбирательство, которое заканчивалось строгими дисциплинарными наказаниями, что дало возможность, практически изжить такие нарушения. Серьёзно помогал, постоянный контроль хода боевой и политической подготовки со стороны командования, штаба и политического отдела. Имея хороший городок ЗОМП, приличный строевой плац, хорошую спортивную базу в составе: спортивного зала, спортивного городка, стадиона, открытого плавательного бассейна 25 метров, собственного 25 метрового подземного тира на три огневых направления, полосу препятствий на два направления, мы могли, не мешая друг другу, организовать любые занятия по боевой подготовке. Лишь кросс 3 км. и марш бросок 6 км. проводились за пределами военного городка. Такой учебно-материальной базы, наверное, не было ни в одном полку ВПС. Если я не прав, то в комментариях пусть меня, поправят наши читатели. Огромная заслуга в этом вопросе наших командиров подразделений, которые сделали всё это своими руками, с высоким вкусом, и очень приличным качеством. Это майоры: Анатолий Цыкунов, Анатолий Власюк, Евгений Леднев, Дмитрий Мокляк, Владимир Соколов, Валерий Колоярский, Юрий Снатков, капитаны Александр Елизаров, Григорий Крутько, Валентин Зайцев, старшие прапорщики Иван Тригубенко, Валентин Добрецкий, Николай Шляга, Сергей Шарманов, Борис Леонов, Валерий Лямкин. Это те военнослужащие, которые сделали наши объекты учебно — материальной базы образцовыми, и не стыдно было их показывать родителям военнослужащих, нашим гостям, и начальникам всех степеней. Политические занятия и марксистско — ленинская подготовка проводились сразу со всеми категориями военнослужащих по вторникам и пятницам. Всем хватало классов и других учебных помещений.
Процесс воспитания нашего личного состава, не замыкался лишь территорией части, а продолжался и в столице Киргизии городе Фрунзе (позднее Бишкеке), который имел прекрасные музеи, театры, стадионы, цирк, дворец спорта, кинотеатры, где мы были желанными гостями, имея дружеские шефские связи, иногда оказывая им посильную помощь. Огромное спасибо за это будущим полковникам: И.Ф.Бушину, Ю.В.Рябинину, В.С.Карасёву, В.В.Ермакову. К нам в часть приезжали знаменитые советские артисты того времени: Евгений Вестник, Валерий Носик, Борис Клюев, Влидимиров и Танков (Знаменитые «Бабушки» ), Валерий Григорьев и известный конферансье Юрий Брунов. Даже Геннадий Хазанов посетил нашу офицерскую сауну после завершения своего турне по Киргизии. Если артисты из центра не могли прибыть в часть, то мы могли их увидеть на представлении в театре или государственной филармонии.
Говоря о политико-моральном состоянии нашего личного состава можно отметить, что хороший подбор его в военных комиссариатах, давал свои положительные результаты. Тогда мы имели право, для войск КГБ, отбирать нужных нам призывников. Если офицер грамотно и настойчиво, проводил такой отбор, то и негодяи к нам не попадали. Каждый такой представитель части, лично отвечал за качество своей работы, и нам редко ухитрялись сунуть нерадивого призывника. По этой причине, да и по причине хорошей воспитательной работы наших офицеров и прапорщиков 53-й полк ВПС КГБ СССР на протяжении нескольких лет, был лучшим по дисциплине и порядку во Фрунзенском гарнизоне. Особое внимание мы уделяли попыткам некоторых военнослужащих заняться неуставными взаимоотношениями. Малейшие случаи казарменного хулиганства или унижения молодых солдат, немедленно становились достоянием командиров, и по ним принимались самые жёсткие меры. Притом не только к виновнику этих деяний, но и к его ближайшим командирам и начальникам. Для полного искоренения неуставных взаимоотношений в солдатской столовой полка, мы первыми в наших войсках, и тем более первыми в нашем гарнизоне, перевели солдатскую столовую на самообслуживание. К этому серьёзно подготовились и когда всё, и все, были готовы, я дал команду на перевод столовой на самообслуживание. В прод. службе округа, мы получили специальные подставки под первое и второе блюдо с электро подогревом, и хорошую посуду. Заменили в обеденном зале большие столы старого образца на 6 местные, поставили аккуратные 3-х местные скамейки, вместо больших старых скамеек и оставили на столах специи, и хлеб по нормам. Процесс питания немного затягивался по времени, но когда всё притёрлось (после двух недель) всё пошло, как положено. Солдаты садились принимать пищу, получив её на раздаче, куда они хотели, и с кем хотели. Раздачу пищи проводили старший повар и повар смены. Обычно садились за столы по периодам службы или по землячеству. Старослужащие перестали командовать за столом и брать себе лучший кусок. Строгий контроль дежурных служб, прод. службы и старшин подразделений быстро наладили процесс приёма пищи по новой для нас методике. Для полного исключения попыток малейшего воровства мясопродуктов со стола солдат, закладка в котёл данной продукции, проводилась в присутствии дежурного по полку или его помощника, и одного из членов народного контроля в чине офицера или прапорщика. Покушав, каждый военнослужащий на своём подносе нёс посуду к окну посудомоечного цеха, сдавал ее и выходил на построение подразделения.
Следующий пункт обязанностей командира полка определял его ответственность — за внутренний порядок, состояние и сохранность вооружения, военной техники и других материальных средств.
Очень коротко о внутреннем порядке и его поддержании на должной высоте. Выдумывать ничего не нужно. Каждый год по полку (отдельной части) отдаётся Приказ №1, в котором определяется вся жизнь части на следующий календарный год. Там имеется схема закрепления всех территорий части за конкретными подразделениями. Остаётся своевременно и качественно заниматься наведением уставного внутреннего порядка. Главное -это ежедневный контроль и спрос с нерадивых за недостатки по данному вопросу. Всё остальное быстро налаживается, и в части красота и уставной порядок.
Далее поговорим о сохранении нашего вооружения и военной техники. Тут, тоже огромный фронт для полезной инициативы и помощь командования в выполнении дельных предложений со стороны думающих подчинённых. Там, где это технически возможно, мы установили современную инфракрасную пожарно-охранную сигнализацию, но народ у нас мудрый и этого оказалось не достаточно. Тогда прапорщик Владимир Лорер из базы НЗ, попросил моего разрешения закупить несколько хороших овчарок, которые будут осуществлять свободный поиск нарушителей, в своих зонах ответственности, в ночное время. С этой целью к собакам имели доступ сам прапорщик Владимир Лорер и ещё 1-2 солдата из базы НЗ. В дневное время собаки находились в вольерах без доступа к ним посторонних. Когда мы начали по полной схеме использовать наших собачек, то проникнуть на базу НЗ и что-то умыкнуть со стоящей там техники, стало просто не возможным. Теперь и часовой, который вдруг захотел что-то незаконно снять с боевой техники, потерял всякую возможность это сделать. Собаки работали на 5 с плюсом.
До указанных мероприятий со слада НЗ (вещевого) ранее работавшие там военнослужащие подделали ключи и похитили два мешка по 5 офицерских полушубков в каждом. Но принятыми мною мерами в туже ночь после похищения, всё было найдено, а виновные, утром следующего дня, переданы под следствие военной прокуратуре Фрунзенского гарнизона. После следствия, 2 солдата, призванные, из Алма-Аты, на показательном суде в клубе части, получили по 3 года колонии строгого режима. Я сделал всё, чтобы им на суде не заменили, колонию — на дисциплинарный батальон. Солдаты не учли, что меховые вещи имеют повышающий коэффициент 10, а каждый полушубок стоил 1200 рублей. Умножим на десять и получим 12000 рублей. Тогда это была кража в особо крупных размерах. Оба вора через 2-3 недели, подлежали увольнению в запас. А пошли в колонию. Вор должен сидеть в тюрьме! Так, в хорошем фильме Говорухина сказал майор Жиглов капитану Шарапову.
Хочу сказать тёплые слова благодарности женщинам полка и жёнам наших офицеров и прапорщиков, которые проводили большую работу с детьми, и активно участвовали в жизни полка. Женский совет полка, под руководством политического отдела, проводил большую работу, прежде всего с нашими жёнами, но он не забывал и наши подразделения. В праздничные дни они поздравляли солдат и сержантов, вручали скромные подарки лучшим, из лучших, а также дарили солдатам торты на праздничный обед в солдатской столовой.
В полку была хорошая традиция — достойно праздновать государственные праздники и делать это, не нарушая «ценные» указания старших начальников. Всё тщательно готовилось и проводилось интересно, и без всяких эксцессов. На новый год детям организовывали новогоднюю ёлку, а взрослые проводили в клубе части новогодний бал. Имея в клубе полка самую современную кинопроекционную аппаратуру того времени, мы на 1-2 сеанса (чаще на один) брали в кинотеатре «Октябрь» самые современные, новые широкоформатные кинофильмы и показывали их бесплатно личному составу и членам семей военнослужащих. Нами проводились коллективные выезды семей наших военнослужащих для сбора урожая ранней клубники, черешни, яблок и винограда. А самое главное, мы организованно выезжали на жемчужину Средней Азии озеро Иссык-Куль. Как правило, на 2 дня в дом отдыха КГБ Киргизии «Спутник». На территории этого дома отдыха (рядом с ним) находился пионерский лагерь, где по не дорогим путёвкам, отдыхали наши дети.
Завершая свои приятные воспоминания о службе в столице Киргизии, хочется несколько тёплых слов сказать нашим тыловикам, сначала отдельных батальонов, а затем и 53-го полка. Это майору Анатолию Канишеву, капитану Виктору Сокол и начальнику тыла полка подполковнику Николаю Никитенко. Эти офицеры сделали всё, чтобы личный состав всех категорий был своевременно накормлен, в положенную форму одет и обут. А также, проживал в жилой зоне городка, не вздрагивая по поводу того, что нам положено иметь по закону.
И несколько слов о нашем подсобном хозяйстве полка. От 236-го отдельного радиорелейного батальона мы получили свинарник на 20 голов, а в течение 2х годов построили и запустили основной свинарник на 200 голов, а старый приспособили под 20 свиноматок. В свинарнике была своя маленькая котельная, кормовой цех и добротные помещения под свинопоголовье с деревянными полами и продуманной системой сбора отходов. Так, как наша солдатская столовая работала по принципу самообслуживания, то отходов для корма свиней практически не было. Срочно навели контакты с мелькомбинатом и городским элеватором. Там, мы могли по сносным ценам, покупать комбикорма для откорма свиней. Кроме того, мы получили в аренду несколько гектаров земли под кормовые культуры в Сокулукском районе Чуйской области. Вот так и работали наши тыловики. На дополнительное питание появилось собственное сало, купленный по виду №1 сахар, сгущёнка и чай. Всё это постоянно выдавалось нашему караулу полка.
Ну, и полезная информация для будущих командиров полков или им равных. Свиноматка выносит своё дитя после зачатия 3 месяца, 3 недели и 3 дня. Это Вам для общего развития товарищи читатели.
Прежде чем выставлять свою очередную статью на сайт Ю.В.Лазарева, я несколько раз прочитал её, и понял, что особо нового, и не обычного, в наших событиях того времени не было. Так видимо проходила служба во многих нормальных частях наших войск. А может быть и намного интереснее, и даже драматичнее. Наш полк не участвовал в политических разборках Киргизии того времени, да и обеспечивать реальную правительственную связь после 1993 года приходилось только Президенту страны, и несколько раз на саммитах руководителей стран СНГ. Но полезным считаю то, что после подчинения полка Службе национальной безопасности Киргизской Республики, появилась возможность, изменить штат полка под наши реальные задачи и с учётом наших пожеланий, для пользы части, и данного государства. Наши старые задачи для Киргизии были просто не нужны, так как они касались вопросов безопасности СССР, а этому государству были не актуальны.
Что нами было сделано нового и полезного в этом плане?
Мы, ввели в штат полка комендантскую роту 3-х взводного состава, которая занималась только охраной нашей боевой техники, вооружения и материальных средств текущего довольствия и НЗ, а также охраняла штаб полка и несла службу на КПП. Это дало нам возможность, не отрывать связные подразделения от боевой и специальной подготовки. Кроме того, основные подразделения являлись резервом Председателя СНБ для усиления охраны Президентской администрации и самого центрального здания СНБ, на случай ухудшения обстановки в стране. Мы выделяли для этих целей, на своём транспорте полка 200 солдат с полным вооружением и своими штатными командирами. В комендантской роте было: офицеров-5, старших прапорщиков-1, сержантов-12, солдат-54. Итого -72 человека. Должность командира комендантской роты мы сделали майорской. На неё к нам в полк прибыл из Вооружённых Сил бывший заместитель командира дисциплинарного батальона округа майор Владимир Гусляков.
Офицеры занимали должности: Командир роты -категория майор, заместитель командира роты по воспитательной работе — капитан и 3 командира взвода — старшие лейтенанты, которые несли службу начальниками караула полка. Старшина роты — старший прапорщик. Весь личный состав комендантской роты чётко усвоил свои обязанности и добросовестно, и бдительно охранял наш гарнизон, его боевую технику, и материальные средства всех служб полка. Для того чтобы остальной личный состав полка имел представление о караульной службе, мы практиковали назначение в караул основных подразделений полка, но обычно на выходные дни, и для проведения в комендантской роте общих мероприятий, где должен был присутствовать весь штатный личный состав этого подразделения. Это общие собрания, стрельбы в составе роты, итоговые проверки и т.д. Надо отдать должное, служба в комендантской роте была очень не простой и всегда с оружием, и боеприпасами (в карауле) по полной схеме. Личный состав роты тщательно подбирался и готовился. Проблем данное подразделение нам не создавало. Оно чётко выполняло свои задачи, а командование полка не забывало достойно поощрять личный состав за хорошую службу.
Так, мы продолжали служить в СНБ Киргизской Республики, выполняя поставленные нам задачи и всегда ожидая, что часть офицерских должностей у нас заберут в интересах основных управлений, этой спецслужбы. Но это уже совсем другая история и я не планировал её озвучивать в данной статье.
По традиции несколько фотографий из жизни полка.
Всего доброго! Командир 53-го оппс полковник в отставке ФСБ России Валерий Лукьянов.

image.jpg Наш штаб полка.

Наш штаб 53-го полка правительственной связи в столице Киргизии городе Фрунзе (Бишкеке).

8-е марта в полку.

Женский коллектив полка и руководство женсовета после очередного совещания с командиром полка, и начальником политического отдела.1987. гор. Фрунзе.

SDC11179

Награждение Председателя женского совета полка Антонины Шахворостовой за активную работу в честь женского праздника.

SDC11178

Награждение заведующей библиотекой полка Ларисы Гутовской за хорошую работу и в честь женского дня 8-го Марта.

image.jpg  Иван Фёдорович Бушин

Прекрасные результаты в работе с личным составом показывал майор  И.Ф.Бушин. Службу он закончил в 2014 году в Академии ФСО России  в г. Орле в звании полковника.

 

 

image.jpeg Рябинин Юрий

Юрий Викторович Рябинин, будучи майором, наладил прекрасные отношения с культурными заведениями города Фрунзе, где наш личный состав всех категорий, мог провести свободное время.

image.jpeg Викиор Ермаков -мой НП полка.

Эти добрые традиции продолжил начальник политического отдела полка, будущий полковник Виктор Васильевич Ермаков.

SDC11164

Стараниями и хорошей работой политических органов, нашу часть посещали знаменитые артисты эстрады и кино. На данном снимке «Бабушки» — Владимиров и Танков, Валерий Григорьев и Юрий Брунов.

SDC11167

У нас в гостях Валерий Носик и Борис Клюев после встречи с личным составом двух частей гарнизона Фрунзе-1.

image (2).jpg Комплексная тренировка полка.

На снимке развёрнутые тропосферные станции Р-410-5.5. «Альбатрос» на комплексной тренировке полка в районе сосредоточения №1 «Алга».1986 год.

SDC10808

Начальник штаба ВПС генерал-майор А.Г.Беда с членами рабочей группы из Москвы и Алма-Аты в нашем спортивном зале.1983 год. Город Фрунзе.

Солдатская столовая полка-самообслуживание.mage

Обеденный зал (его часть) солдатской столовой 53-го полка ПС во Фрунзе. Наша столовая первой в войсках ПС, стараниями тыла полка, была переведена на самообслуживание. Большая заслуга в этом начальника тыла полка подполковника Н.А.Никитенко и продовольственной службы полка.

Бассейн полка.

Гордость нашего полка — плавательный бассейн 25 на 10 метров.5 июня 2014 года ему исполнилось 30 лет.

image.jpg Три моих командира роты

Мои командиры рот (начальники групп) слева направо майор А. Цыкунов, капитан А.Елизаров и майор Д. Мокляк. С этими офицерами можно было идти в разведку. Жаль, что А.Цыкунова уже нет с нами.

image (2).jpg На Иссык-Куль

Коллективный выезд семей офицеров и прапорщиков нашего фронтового УПС на озеро Иссык-Куль.

image.jpeg Мои адьпинисты.

Команда альпинистов (вернее её половина) 53-го полка ВПС после тренировки в скальном классе альплагеря Алла-Арча.1987 год. Фрунзе.

Понравилась статья, напишите комментарий и расскажите друзьям

Friend me: