Правительственная связь в Чернобыле.

Граб С.А.    Полковник   запаса Граб Сергей Александрович
Чернобыль. Древний полесский город, ставший в апреле 1986 года известным всему миру, ставший синонимом катастрофы планетарного масштаба, затронувшей судьбы миллионов людей.

О катастрофе на Чернобыльской АЭС, мужестве ликвидаторов, ценой своей жизни и здоровья предотвративших более тяжёлые последствия, написано немало. Более 650 тысяч человек непосредственно участвовали в укрощении ядерного монстра. Ход ликвидации последствий катастрофы сегодня достаточно широко освещён в документальной и художественной литературе, средствах массовой информации. Одной из малоизвестных страниц истории событий 1986 года является участие в ликвидации последствий катастрофы сотрудников спецслужб, и среди них — специалистов специальной связи.

Взрыв на четвёртом реакторе Чернобыльской АЭС произошёл в 1 час 23 минуты ночи 26 апреля. Основываясь на информации, поступившей по линии дежурной службы КГБ УССР, оперативно оценив обстановку, начальник Управления правительственной связи генерал-майор Т.С.Тариелашвили еще до поступления официального распоряжения принял решение об организации правительственной связи из г.Припяти. Поднятый по тревоге в 2 часа ночи, экипаж Движимого радиотелефонного центра (ДРТЦ) в составе начальника подвижной группы майора П.А.Панченко, капитана И.И.Самойленко, старших лейтенантов П.С.Литвина и В.П.Бакчижова прибыл в Управление, и после постановки задачи в 3 часа 30 минут выехал к месту катастрофы в распоряжение заместителя Председателя КГБ УССР генерал-майора Ю.В.Петрова. События развивались настолько стремительно, что офицерам не успели выписать командировочные предписания.

Сотрудникам ГАИ, оперативно перекрывшим район катастрофы, по всему маршруту следования было дано указание содействовать скорейшему прибытию спецавтомобиля на место. По дороге ГАЗ-66 неоднократно останавливали милицейские посты, но, проверив документы, пропускали дальше. На выезде из Чернобыля вооружённый патруль МВД подсказал, как быстрее проехать в Припять.

В 7 часов утра 26 апреля спецавтомобиль прибыл в г.Припять к зданию горкома партии, ставшему временным штабом, и начальник экипажа майор Панченко доложил генералу Петрову о готовности к выполнению задачи. К 9-00 было необходимо организовать максимум каналов связи на Киев и Москву, установить около 10 телефонных аппаратов в кабинетах горкома для членов Правительственной комиссии во главе с заместителем Председателя Совета Министров СССР Б.Е.Щербиной, прибытие  которых ожидалось к 12-00. Экипаж ДРТЦ приступил к развертыванию станции. Горящий реактор, над которым светился столб ионизированного воздуха, был в зоне прямой видимости.

На узле связи г.Припять техники городского узла связи Н.М.Козленко и М.Н.Вершинин к этому времени уже составили каналы на Москву и Киев. Несмотря на то, что руководство городского узла связи покинуло Припять в первый же день, рядовые связисты оставались на рабочих местах, оказывая всю возможную помощь специалистам правительственной связи. Надо отдать должное этим людям, возможно не до конца осознававшим степень опасности, но самоотверженно выполнявшим свою работу. Только 28 апреля, после того, как телефонистка Надежда Мисюкевич, двое суток обеспечивавшая городскую связь, потеряла сознание на рабочем месте, городской узел связи прекратил работу.

Во многом благодаря умению дежурного правительственной связи майора А.А.Кашубы организовать связь в экстремальных условиях из неподготовленного района, удалось согласовать работу связистов различных ведомств и выполнить сложную задачу. Осуществляя руководство из Управления, он быстро разобрался в обстановке по связи, уточнил схемы, и принял решение освободить для нужд правительственной связи один из кабелей между горкомом и городским узлом связи, передав каналы связи непосредственно на станцию ДРТЦ.

К 9-00 были организованы первые каналы правительственной связи: три канала на Москву, и два — на Киев. Это позволило своевременно обеспечить связью членов Правительственной комиссии и более эффективно координировать действия подразделений, принимавших участие в ликвидации последствий катастрофы.

Уровень радиации в городе, в месте развёртывания станции ДРТЦ, составлял приблизительно 1-2 рентгена в час, а на самой ЧАЭС, на участках, куда попало топливо и куски графита, выброшенные взрывом из реактора, измерялся тысячами рентген в час. Радиоактивная пыль оседала на Припять. В городе в это время продолжалась обычная мирная жизнь. Люди готовились к майским праздникам, вблизи работающей ДРТЦ играли дети, в ресторане у горкома шумела свадьба (26 апреля в Припяти состоялось 16 свадеб), на местном стадионе шёл футбольный матч. С ночи на Припяти сидели с удочками рыбаки. Особенно много их было у пруда-охладителя, где всегда был хороший клев. Люди не знали, что город уже накрыло радиоактивное облако, что их жизнь разделилась надвое – до и после катастрофы.

В 10-00 в Припять прибыла Правительственная комиссия УССР во главе с 2-м секретарём Киевского обкома партии В.Г.Маломужем, а около 16-00 — комиссия из Москвы. Вечером специальным самолетом из Барнаула прилетел Б.Е.Щербина. По списку, составленному генералом Петровым, абоненты — члены комиссий обеспечивались связью по специально введенному паролю немедленно, а остальные — в порядке очереди, по заказной системе. Ввиду малого количества каналов связи и большого числа абонентов, желавших переговорить с Киевом и Москвой, связисты работали с огромной нагрузкой, каналы связи были заняты постоянно. Только в первые сутки экипаж ДРТЦ обеспечил более 300 междугородных переговоров членов Правительственной комиссии по защищенным каналам связи.

Утром 27 апреля инженер капитан А.А.Иванников доставил в Припять ещё два спецаппарата для организации дополнительных каналов связи, что дало возможность увеличить число обслуживаемых абонентов и значительно снизить время ожидания связи. В дальнейшем он неоднократно выезжал на место катастрофы, оказывая помощь сменным экипажам ДРТЦ.

В 13-30 27 апреля началась эвакуация населения Припяти и близлежащих сёл.

Более двух суток первый экипаж ДРТЦ выполнял боевую задачу. Ощущались першение в горле, металлический привкус во рту, сильная жажда. Пить обычную воду из крана и даже умываться ею было категорически запрещено ввиду значительного радиоактивного заражения. Пили минеральную воду, привезённую в район катастрофы, но ее не хватало. Днём 26 апреля экипаж установил антенну радиоподвижной системы (РПС) «Роса» на крыше горкома. Во время монтажа антенны пошёл дождь рыжего цвета, смесь воды и пыли из разрушенного реактора. Антенна была развёрнута вовремя, что дало возможность организовать устойчивую связь с подвижными объектами в зоне заражения и упростило радиоуправление танком-роботом. 27 апреля, после начала засыпки в реактор песка, уровень радиации в городе резко вырос. Вертолеты, садившиеся на площади перед горкомом, поднимали клубы пыли.

Экипаж ДРТЦ, рискуя жизнью и здоровьем, выполнил поставленную руководством задачу. Не зная реальной обстановки, сотрудники прибыли к месту катастрофы в костюмах и галстуках, без средств защиты, не имея приборов для измерения уровней радиации и индивидуальных дозиметров, не получив инструкций по правилам поведения на зараженной местности. В первые дни не хватало даже марлевых респираторов.

28 апреля в 14-00 на смену первому экипажу ДРТЦ в Припять прибыла смена в составе начальника отделения майора В.И.Швеца, капитана Г.А.Галилейского, старшего лейтенанта Н.Д.Иваницкого и лейтенанта В.В.Барановского. В связи с продолжающимися выбросами из реактора и ухудшением радиационной обстановки экипаж 29 апреля свернул станцию и переместил её в село Копачи.  А первый экипаж в  19-00 28 апреля покинул зону заражения. Предупреждённый генералом Петровым, водитель «Волги» сержант В.Т.Шененко на максимальной скорости проскочил «мост смерти» — путепровод через железную дорогу на въезде в Припять, через который прошел самый первый радиоактивный выброс, и где уровень радиации достигал 30 рентген в час. Какие дозы радиации получил первый экипаж ДРТЦ — неизвестно до сих пор. Назывались различные цифры — от 21 до 70 Бэр. И только благодаря методу дезинтоксикационной терапии (энтеросорбция, гемосорбция), применённому в ранний послеаварийный период медиками КГБ УССР, и позволившему снизить дозовую нагрузку, люди тогда остались живы.

Мы не имеем возможности опубликовать фотографии, сделанные первыми экипажами. По свидетельствам очевидцев, радиация засвечивала фотопленку за несколько часов, несмотря на предпринимавшиеся меры для её защиты.

Третий экипаж в составе старшего инженера майора М.Я.Тарабанова, капитанов И.И.Зуба, А.В.Кирилюка, В.Г.Мяленко и сержанта С.Г.Гладнева прибыл в с.Копачи 30 апреля, а 5 мая связисты вслед за Правительственной комиссией переместились в г.Чернобыль. Там же, ещё с 27 апреля, военнослужащими радиостанционного батальона войск правительственной связи был развёрнут полевой узел связи «Ураган». 30 апреля заместитель начальника отделения майор Г.А.Тукалевский и инженер старший лейтенант Ю.В.Батуревич развернули линейную станцию РПС «Роса» в Чернобыле, куда еще 29 апреля переехала Правительственная комиссия.

8 мая в здании горсовета г.Иванкова, а 10 мая — в г.Чернобыле специалистами 8 отдела КГБ УССР были развёрнуты шифрорганы с задачей информационного обеспечения Правительственной комиссии и оперативных подразделений КГБ, работавших на месте катастрофы. Было передано и принято большое число шифротелеграмм в адрес руководства страны, а также информации от резидентур относительно последних мировых достижений в области радиационной защиты.

Для решения практических вопросов организации и обеспечения связи в зону катастрофы неоднократно выезжали начальник Управления правительственной связи КГБ УССР генерал-майор Т.С.Тариелашвили, другие сотрудники Управления. Телефонистки Г.В.Волкова, Л.А.Гордеева, Е.И.Бутунец, З.М.Волчановская, В.А.Шатохина, Л.М.Русенко обеспечивали соединения на коммутаторе. Водители В.М.Постемский, Г.А.Овчинников, Э.А.Ницевич, А.И.Кривушенко, И.П.Мищенко доставляли личный состав и аппаратуру связи на объекты в зараженной зоне. Действия специалистов Управления правительственной связи, 8 отдела КГБ УССР, в кратчайшие сроки обеспечивших членов Правительственной комиссии, других ответственных лиц, оперативные подразделения КГБ защищенной телефонной и шифрованной документальной связью, способствовали оперативному решению многих вопросов при ликвидации последствий взрыва.

Всего в организации и обеспечении правительственной связи из зоны чернобыльской катастрофы участвовало более 200 сотрудников Управления правительственной связи, региональных подразделений и войск правительственной связи — офицеры, прапорщики, сержанты, вольнонаёмные работники, до конца выполнившие поставленную боевую задачу.

В главном зале Центра профессионального, культурного и патриотического воспитания Службы безопасности Украины на мраморе золотыми буквами выбиты имена сотрудников, за мужество и самоотверженные действия, проявленные при ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, награждённых высокими правительственными наградами. Среди них имена связистов: Панченко Петра Андреевича, Бакчижова Виктора Петровича и Литвина Петра Семёновича.

 

Далее фото первого экипажа (26.04-28.04.1976, г. Припять ) станции ДРТЦ (Движимый радио-телефонный центр) во главе с тогда майором Панченко.

Панченко П.А.

Самойленко И.И.

Полковник Панченко П.А.                                       Полковник  Самойленко И.И

Бакчижов В.П.Литвин  П.С. Майор  Бакчижов В.П                                            Капитан  Литвин П.С

 

Узел ПС Ураган

Узел-ПС «Ураган»

Май1986 г. Группа связистов Киевск. б-на и телефонистки УПС  возле узла ПС в Чернобыле

Май 1986 г. Группа связистов Киевск. б-на и телефонистки УПС возле узла ПС в Чернобыле

Май 1986 г. Чернобиль. Стоит - к-н Малиновський, сидит - к-н Дмитренко О.В.

Май 1986 г. Чернобиль. Стоит — к-н Малиновський, сидит — к-н Дмитренко О.В.

Пропуск в Зону сотрудника Харьковского отдела ПС

Пропуск в  закрытую зону сотрудника Харьковского отдела ПС

Понравилась статья, напишите комментарий и расскажите друзьям

Friend me: